Великая Победа.Правда Войны

Пакт о ненападении, план "Барбаросса", Великая Отечественная война, Брестская крепость, 1941, Битва за Москву, Красная Армия, лица войны, фронтовая разведка, 1942, народное ополчение, "Красная звезда", публицистика войны, СССР, Сталинград, документы, каратели, немецкая армия, артиллерия, сводки с фронтов, 1943, Ржевская трагедия, блокада Ленинграда, НКВД, воспоминания, солдаты, плакаты, Курская дуга, десантники, память войны, танковые сражения, годы войны, партизанское движение, воздушные дуэли, операция "Багратион", самоотверженный подвиг, архив, союзники, подводники, 1944, офицеры, освобождение Европы, "Правда", мемуары, Крым, будни войны, 1945, Акт о капитуляции Германии, взятие Берлина, Победа

1941-1945

Воспоминания ветеранов немецкой армии

Михаэль Брюннер

"На танке через ад"

Издание- Москва, Яуза-Пресс, 2009 год

(сокращённая редакция)

Восточный фронт. Курская дуга. Немецкие солдаты.

И вот время пришло. 26 октября 1943 года мы пошли в первый бой. Сначала 12-й эскадрон со своими танками в хорошем темпе наступал в направлении Знаменки и Новой Праги. За три дня он подбил 45 советских танков без единой потери со своей стороны и захватил много пленных.

Но потом в эскадроне открылся счет первым потерям и убитым. Снарядом, отрекошетировавшим от земли в днище танка, был убит механик-водитель командирского танка. 80 время первых боев под Новой Прагой мы атаковали днем и ночью. Сначала в этих первых атаках все шло в образцовом боевом порядке.

Полный газ, и вперед! Атака под Новой Прагой 29 октября 1943 года. Тогда же мы впервые ночевали в русских крестьянских домах. При этом с русским населением приходилось контактировать редко. Оно, по-видимому, из страха перед немецкими солдатами, переселялось в мелкие подсобные помещения. Так как атаки чаще всего начинались ранним утром в восточном направлении, то вид из танка или из прицела открывался на бесконечный простор русской земли и на восходящее солнце. Во время наступления мы подъехали к полю подсолнухов.

Насколько хватал глаз, стеной вокруг стояли высокие, зрелые подсолнухи. Своими цветами, похожими на тарелки, обрамленные желтыми лепестками, они покрывали бесконечное желтое поле под безоблачным небом. Мы на некоторое время остановились, пораженные такой красотой, но потом приказ «Танки, вперед!» напомнил нам, что мы из танка должны не любоваться красотами природы, Захват станции Шаровка поблизости от Новой Праги. Два танка на фоне водокачки. словно в прекрасный отпускной день, а выполнять задачу по поиску противника. Теперь лязг вращающихся гусениц почти перекрывался треском подсолнухов, подминаемых катками и днищем танка.

Это было короткое мгновение, когда можно было увидеть красоту подсолнечного поля и раствориться в ней. А теперь, когда мой танк мчался по полю, снова пришел в голову девиз 24-й танковой дивизии: «Вперед думать, вперед смотреть, вперед атаковать!".

После каждого боя, как правило, вечером, надо было отправляться на пункт снабжения. Не только для того, чтобы получить в котелки еду из полевой кухни и налить кОфе во флягу, но и чтобы заправить танк. Для этого машина, груженная большим количеством 20-литровых канистр, въезжала в центр круга, образованного съехавшимися танками.

В зависимости от положения танка относительно заправщика нужно было носить довольно тяжелые канистры с бензином на некоторое расстояние к своему танку и заливать горючее в бак. То же самое нужно было делать с боеприпасами. При этом 75-мм снаряды были довольно тяжелыми.

Чем больше стреляли, тем больше приходилось таскать. Боеприпасы к пулемету приходилось не только пополнять, но и с помощью специальной машинки набивать пулеметные ленты. К тому же приходилось чистить ствол пушки и пулемет. На прицеле пулемета было резиновое утолщение.

Прицел крепился к стволу пулемета. Чтобы посмотреть в него, нужно было удерживать пулемет рукой и головой упираться в крестовину. Если танк шел по неровной местности, то время от времени стрелок получал неприятные удары по голове. По этой причине стрелок-радист практически никогда не смотрел в прицел пулемета на местность.

Он обычно занимался радиопереговорами и не знал, где танк находится. Приказы командира по стрельбе относились чаще всего к наводчику, стрелявшему из пушки и из спаренного с ней пулемета. Поскольку огонь открывали по приказу, то мой пулемет стрелка-радиста практически не стрелял. К тому же постоянно отвлекали переговоры по рации. А если радист не стрелял, то и не убивал.

С точки зрения солдата это значило и то, что вечером не надо было дополнительно чистить пулемет и снаряжать новые ленты. И это была дополнительная причина, почему я хотел оставаться радистом. Как правило, во время атаки люки закрывали. Тогда механик-водитель и командир наблюдали за местностью через смотровые щели.

У стрелка-радиста тоже была смотровая щель, но она была закрыта дополнительным навесным броневым листом. И если Пикирующий бомбардировщик подцерживает атаку нашего эскадрона с воздуха. ему хотелось что-нибудь увидеть, ему приходилось смотреть через прицел, дававший очень ограниченное поле зрения.

К ограниченному полю зрения танкистов приучали с помощью многочисленных упражнений на учениях. Но на учениях всегда можно было высунуть голову, чтобы оглядеться. Но сейчас, в бою, выглядывали редко. В бою мы сидели в танке зажатыми и запертыми.

В разговорах о недостатках и преимуществах танкиста в бою солдаты других родов войск всегда говорят, что лучше действовать как пехотинец, чем сидеть в танке. Танк был хорошей целью для противотанковых пушек, артиллерии и авиации. Это действительно было так, но тем не менее я в танке чувствовал себя защищенным от пуль винтовок и пулеметов, осколков снарядов. И на самом деле, не каждый артиллерийский снаряд попадает даже в большую цель.

Разрушение и смерть. Немецкий танкист со смешанным чувством осматривает оторванную башню подбитого Т-З4. На плече у танкиста белый пистолетный шнур. Кроме того, на ночь мы всегда уезжали в тыл, в более или менее спокойную зону, и зимой могли спать в русском доме с теплой печкой, пусть даже и просто на расстеленном на полу одеяле.

Постоянное давящее чувство не означало, что ты сидишь в «бронированной мишени», просто это было чувство, имевшееся на войне у каждого солдата, что в любой момент может ударить смертельный выстрел, а с ним придет и последний час.

Читайте также:

Сталинград

"Ржевская мясорубка"

"Кроваво-красный снег"

"Беспощадная бойня Восточного фронта"

Женщины-солдаты

"Передовой отряд смерти"

"Я был власовцем"

"Блокада Ленинграда"

Штрафные батальоны

"Хроника рядового разведчика"

"Последний солдат третьего рейха"

В гуще боя мы теперь видели войну со всеми ее ужасами, кошмарными происшествиями, которые глубоко запали в память.

У меня и сегодня перед глазами русский солдат, погибший перед нашим танком. Это произошло утром во время долгого боя, после того, как один или два огнеметных танка, у которых вместо пушек в башнях были установлены огнеметы, на Радист в тиковой куртке чистит пулемет мг -34.

Для этого он вынул его из шаровой бленды. На башне видна турель для стрельбы по самолетам. Ее никогда не использовали, так же как и боковой люк. легком склоне вели огонь по русской пехоте. Сначала танк выбросил метров на восемьдесят в сторону русских черную «холодную» струю зажигательной смеси, не зажигая ее.

И сразу после нее - ужасную огнeннyю струю. Такое применение усиливало действие, и теперь на дальности выстрела горела земля. Русские побежали с высоты и внезапно оказались перед нашими танками, стоявшими полукругом.

Если кто думал, что русские прибежали сдаваться, тут же понял, как он ошибся. Некоторые из них сзади набросились на наши танки, чтобы установить подрывные заряды или забросать люки гранатами. Получив приказ по радио, мы открыли из пулеметов огонь по русским солдатам и по нашим танкам, чтобы отбить вражеских солдат, спасти наши танки и наших товарищей.

В этот момент подошла немецкая мотопехота. Какой- то вахмистр с автоматом подскочил к русскому солдату, которому вскоре было суждено умереть на моих глазах. При виде нашего танка он не захотел сдаваться, а начал драться врукопашную с вахмистром. Гренадеру с большим трудом удалось стряхнуть с себя своего русского противника, который сразу бросился под наш танк.

Лежа на животе перед нашим танком, он смотрел вверх и при этом слегка приподнял руки. Если бы он не бросился под наш танк - и это было решающим, а стоял с поднятыми руками, то остался бы живым и отправился в плен. Но тут командир приказал наводчику дать очередь из пулемета.

Наводчик сразу же выстрелил, но на небольшом расстоянии из-за нарушения параллельности между линией при цела и каналом ствола пулемета очередь прошла сбоку от русского. Еще несколько очередей ударили в то же место.

А в это время русский солдат продолжал лежать на животе с приподнятыми руками, пристально глядя на башню нашего танка широко открытыми глазами. Ступни его ног упирались носами сапог в землю. Стрельба продолжалась до тех пор, пока они не свалились на бок, и мы поэтому поняли, что солдат мертв.

Через свой прицел я наблюдал невыносимо долгую сцену смерти. Когда командир приказал открыть огонь и мне, то русский солдат, к моему облегчению, был уже мертв. И мне еще раз удалось уклониться от убийства. Вечером того дня боев наши танки по склону ехали к деревне.

Не встречая сопротивления, мы двигались довольно быстро. Затем мы получили приказ с ходу дать по деревне очередь из пулемета, хотя противника мы не видели. По трассирующим пулям, выпущенным из наших пулеметов, можно было легко проследить полет очередей в направлении деревни.

Трассы летящих над землей очередей, которые я выпускал из пулемета, сообщали какое-то чувство опьянения от скорости и полета, которое мгновенно сменилось чувством безграничного страха. Мы въехали в деревню и были уверены, что быстро ее минуем. Тут мы получили приказ остановиться. Едва наши танки стали, как по нам артиллерия открыла ураганный огонь.

Вокруг рвались снаряды, в броню танков непрерывно била выброшенная земля, куски домов и осколки снарядов. Но мы стояли. Приказа ехать дальше не было, и мы не могли выбраться из этого «дерьма». Меня охватил страх, смертельный страх, так как непрекращающийся артиллерийский огонь заставлял думать о близком конце.

Как же мне было обрести храбрость? Я сложил руки и начал молиться: «Господи, помоги, помоги выбраться нам отсюда. Прекрати огонь, или пусть нам прикажут двигаться дальше! Я же еще так молод, я же еще даже не начал жить». После невыносимо долгого времени я наконец услышал в наушниках голос командира эскадрона: «Танки, вперед!» После этого мы под непрекращающимся огнем наконец выехали из деревни.

Позднее я часто был свидетелем таких сцен артиллерийского обстрела и огня из противотанковых пушек, при которых неоднократно снаряды попадали и в мой танк. Но тогда уже я переживал такие моменты гораздо спокойнее. К таким ситуациям медленно привыкают и живут с опасностью и даже со страхом смерти как с постоянным спутником, который становится «лейтмотивом » войны.

Хотя настоящие боевые действия длились недолго, в последующие дни уже не было видно серьезных, бледных обветренных лиц молодых солдат, все они, почти еще детские, без перехода через молодость, состарились до лиц взрослых мужчин. Бои продолжались обычно с 3.30 утра до темноты. Время указано берлинское, часы на русское время не переводились.

Через шесть дней боев я уже носил знак танкиста в серебре. Экипажи танков получали такие значки за три дня боев. Их носили на левой стороне груди, и я носил этот знак с гордостью. Теперь различие между солдатом-фронтовиком и «зеленым кузнечиком» хоть немного сократилось.

Но втайне еще думалось, что не хватает еще Железного креста! Это была дилемма между разумом, диктовавшим по возможности не вмешиваться в сцены боя, чтобы выжить, и орденом, отличавшим солдата, делавшим его равным старым, проверенным в боях товарищам, выделявшим его во время поездок в отпуск домой как фронтовика.

Орден давал привилегию перед населением, униформированными партийными функционерами, тыловыми «золотыми фазанами», как немцу, безупречно воевавшему на войне. Как-то вечером танк застрял в болоте. Вскоре к нему подошел другой, чтобы помочь вытащить.

Теперь уже помощь потребовалась обоим. Несколько танков, в том числе и мой, с помощью буксирных тросов, руководствуясь командами по радио, пытались вытащить танки. Это не удавалось, попытка шла за попыткой. Двигатель нашего танка от перегрузки испустил дух. Теперь пришлось вытаскивать и нас.

И хотя в спешке буксировки с нашего танка сорвали буксировочную серьгу, все же удалось его дотянуть до дома в деревне неподалеку. Дальше не поехали, поскольку тягачу надо было вытаскивать остальные танки. На следующий день эскадрон в спешном порядке направился дальше в Кривой Рог, за боевыми частями отправился тягач и наше ремонтно-восстановительное подразделение.

Технической помощи для нашего сломанного танка больше не было. Поэтому надо было отбуксировать его почти на 80 километров в Кировоград. Экипаж 1241-го, в котором, естественно, лейтенанта в качестве командира заменил унтер- офицер, занял квартиру в маленьком деревенском домике, построенном из белой глины и покрытом темной соломой - типичной украинской хате.

В ней были простые кровати, на которых могла спать часть экипажа, в то время как другие отдыхали на лежанке или на полу, на расстеленных одеялах. Из-за поломки мотора в боях учасrвовать мы не могли и ждали тягач. Сначала мы отоспались за прошедшие бессонные ночи и дни, а следующий день провели за тем (пока тягач еще не пришел), что упражнялись в стрельбе из пистолета по голубям, сидевшим на крыше.

Первый выстрел был мимо. Голуби вернулись. Мы продолжали стрелять, но всю первую половину дня - все с тем же результатом. Не попали ни в одного голубя! Счастливые птицы! Вторую половину дня мы слонялись по украинской деревушке.

Во время прогулки по деревушке мы встретились с солдатами стоявшей неподалеку части войск ее, которые сразу же пригласили нас к себе на обед. В то время как для нас, солдат, голод был постоянным состоянием, а 12-му эскадрону в ходе наступления приходилось довольствоваться только сырыми овощами, то в той части в первый день мы получили тушеной говядины с картошкой, на следующий день каждый получил по половине жареной утки, потом нам дали по большому куску свинины, на вечер - по длинному куску копченой колбасы, ливерную или лионскую колбасу, сыр, масло и мед.

Наряду с пайком были еще сухие хлебцы, сигареты, леденцы и коньяк. Теперь я сам убедился в прекрасном снабжении войск ее и почувствовал их преимущества и привилегии по отношению к Вермахту. Я смог также убедиться в различии, состоявшем не только в снабжении, но и в оснащении и вооружении. На этапе без боев, с долгим сном, а теперь еще и с таким чревоугодием! Мы могли быть довольны.

Но вскоре мы на мгновение, и тем это было сильнее, стали свидетелями еще одной стороны этой ужасной войны. После того как экипаж 1241-го на четвертое утро снова выспался, мы брели по деревушке в расположение части ее. и вдруг на ветке дерева мы увидели повешенного за ногу головой вниз человека. Он был уже мертв.

На его куртке была нашита еврейская звезда. Любопытство сменилось беспомощностью. От вида мертвеца меня охватил страх. Я еще никогда в жизни не видел повешенного человека. Мысли мои спутались, и я был даже не в состоянии фотографировать. Пока мы, словно парализованные, стояли перед повешенным, к нам подошел эсэсовец.

От него мы узнали то, о чем уже догадывались, - это его часть повесила еврея. Эсэсовец сказал, что так ему отомстили за его партизанскую деятельность. На обратном пути к нашей «квартире» никто из нас не вымолвил ни слова. Мы были не только парализованы, но и боялись сказать открыто то, что мы чувствовали.

Еще таких молодых и относительно неопытных, война начала нас по-своему отесывать. При этом я надеялся, что никогда не попаду в такое положение, не попаду в плен к русским, чтобы там у них быть повешенным таким же образом.

После буксировки в Кировоград, о которой будет сообщено особо, наш экипаж 1241-го в начале ноября 1943 г. разместился на квартире в красивом маленьком домике этого города. В квартире был паркетный пол, на котором мы для сна расстелили свои одеяла. Снова пришлось спать на полу, но здесь, по крайней мере, не было фронта, а лишь тыловой город, который мог предложить для солдата кое-что.

Хозяйкой квартиры была очень дружелюбная русская, немного говорившая по-немецки. Когда забрали ее мужа - говорили, что он специалист по вооружению, - она, естественно, была очень печальна. Но что для нас было совсем непонятно - она заливалась горькими слезами, когда нам через шесть недель пришлось покидать город.

В Кировограде был солдатский санаторий с библиотекой и другими возможностями для развлечения, среди которых был настольный теннис. Мы вскоре подружились с сестрами милосердия, поскольку довольно долго были завсегдатаями солдатского санатория.

Когда 8 декабря 1943 года эти сестры покинули санаторий и отправили багаж на станцию, каждый понял, что это значит: Кировоград скоро сдадут. Наряду с посещением солдатского санатория мы часто бывали в кино.

Хотя в городе было три кинозала, они не могли сдержать натиск охочих до развлечений солдат, находившихся в тыловом городке. Надо было занимать очередь у входа заранее, иногда наплыв солдатской массы приобретал пугающие формы. Чтобы утихомирить эту толпу, рвавшуюся в дверь кинотеатра, следившему за порядком полевому жандарму часто приходилось стрелять в воздух из пистолета. Кировоград был не только крупным прифронтовым перевалочным пунктом - он был просто переполнен тысячами солдат.

1 декабря 1943 года в киножурнале «Вохеншау» я увидел танки моего эскадрона. От сознания того, что товарищи воюют, а экипаж 1241-го безмятежно развлекается в тылу, у меня возникло неприятное чувство. В отличие от кино, в магазинах фронтовой книготорговли наплыва солдат не наблюдалось.

В продаже была научная и научно-популярная литература, учебники (например, для подготовки к экзаменам на аттестат зрелости). Но покупателей в этих киосках обычно не было. У солдат не было стремления к образованию. В тыловом прифронтовом городе у них чаще всего были другие желания.

Так, например, здесь лучший солдат в мире мог по случаю посетить полевой бордель, и даже с защитными средствами. После полового акта дежурный санитар смазывал ему член раствором нитрата серебра и выдавал «удостоверение О санации». Если отъехать от города на пару километров в сторону фронта, то на танке можно было целый день объезжать местность, не встречая ни одного немецкого солдата.

Это несоответствие между положением боевых войск и массы солдат в прифронтовом перевалочном Кировограде невозможно было не заметить, и оно очень усиливало сомнения в немецкой победе. Генерал Шёрнер знал об этом недостатке и своими методами попытался жестко выслать солдат из прифронтового города на фронт, чтобы усилить боевые части.

То, что его методы были несоразмерно жестоки и в конечном итоге не привели ни к чему, кроме чрезмерного увеличения числа раненых, пропавших без вести и убитых, многим известно. Утвержденные им судебные приговоры можно сравнить с приговорами судей «Народной судебной палаты», и они характеризуют его как особо жестокого генерала.

В Кировограде находился и полковник Рудель со своей эскадрой пикирующих бомбардировщиков, при которой существовал танцевальный оркестр, развлекавший солдат шлягерами и шоу. У меня лично с Руделем связаны очень плохие воспоминания. Находившаяся также в Кировограде солдатская радиостанция «Густав» давала как-то раз праздничный вечер, на котором хотел побывать и я.

Я стоял перед входной дверью, не имея приглашения. Хотя был аншлаг, но при желании в широких проходах можно было еще отыскать пару стоячих мест для нескольких солдат. Во время спора с полевым жандармом, игравшим роль билетера, прямо ко мне подошел Рудель, для которого, естественно, было занято место в первом ряду, и заорал на меня: «Если вы сейчас же не успокоитесь, я прикажу вас запереть!» Обругать или даже запереть за желание получить место на представлении варьете?

Я воспринял эту выходку «первого летчика» Гитлера слишком надменной. У занятого лишь самим собой и демонстрирующего власть, наслаждавшегося ею, не было ни малейшего сочувствия к стремлениям простого фронтовика. Позднее я все же снова пришел в солдатское варьете.

Солдатская радиостанция «Густав» покинула Кировоград практически в то же время, что и медсестры из солдатского санатория. Это был еще один знак того, что русские приближаются. Полевая почта тоже закрыла свои двери 9 декабря 1943 года. А два дня спустя наши поврежденные танки были погружены на платформы.

После этого эшелон был готов к отправке на родину. Но сначала надо рассказать о «военной карьере» того унтер-офицера, который во многих ситуациях вел себя по-свински подло. Когда в украинской деревушке со своим неисправным танком мы ждали тягача, вместо командира взвода в наш экипаж 1241-го командиром был назначен тот самый унтер-офицер, проделавший трюк с мылом, который в дальнейшем будет именоваться «Свиньей".

Теперь начинается следующая глава. В нашей украинской хате, где мы квартировали, хозяйкой оставалась одна молодая женщина. Все мужчины, бывшие в доме, или бежали, или были угнаны в Германию. У этой женщины был поросенок - это была ее частная собственность, как колхозницы.

Наряду с хатой, платьями и некоторыми кухонными принадлежностями это было единственное, чем она располагала. Другой собственности мы у нее не видели. Когда прибыл тягач, взял на буксир наш танк и мы приготовились К маршу, унтер-офицер дал приказ забрать с собой поросенка. Этот приказ поразил меня как удар. За последние дни у эсэсовцев мы замечательно и более чем достаточно поели.

- Зачем еще этот мелкий поросенок? - Я буквально умолял унтер-офицера оставить хотя бы поросенка. - Ты не можешь так поступить, отобрать у женщины последнее, что у нее есть. Речи о неповиновении приказу не было, поскольку унтер-офицер, как «более старший», приказал; - Свинья поедет с нами! - И сам потащил поросенка к тягачу.

В Кировограде поросенка забили, и весь экипаж его с удовольствием съел. Меня можно упрекнуть в непоследовательности, поскольку я тоже участвовал в том обеде. Но это было своеобразным «шагом в ногу ». Поросенка все равно «реквизировали», забили и зажарили. И если его ели все, то почему я должен был отказаться? Вот так всё просто было на войне.

Но это меня раздражало. После того, как жареную свинью съели, унтер-офицер приказал нам нарубить дров. Это было уже издевательством, потому что дров у нас было достаточно. Просто он всегда и везде должен был показать свой чин.

Но «свинья» В форме был очень хорошим организатором. Пока мы рубили дрова, наш «свин» приехал на новом автомобиле «Опель-олимпия» С полным баком. Машина поблескивала свежей краской серого полевого цвета.

И унтер-офицер ее нам представил; «Моя машина!» Его машина? Как легковой автомобиль Вермахта мог стать его машиной? Однажды он приехал на «своей машине», груженной почти десятью канистрами с бензином, и приказал мне ехать с ним.

Поездка продолжалась несколько километров до маслобойной фабрики. Когда мы к ней подъехали, я получил приказ, и только сейчас понял, зачем он меня взял; он поручил мне роль грузчика, которую для себя, как унтер-офицера, считал зазорной. «Мое дело - отдавать приказы». По приказу я отнес канистры на фабрику, а вместо них отнес в машину соответствующее количество канистр с растительным маслом.

Этот эпизод остался бы просто доказательством его особого организаторского таланта, если бы целью такого обмена было обеспечение подразделения продовольствием, которое у нас часто было довольно скудным, хотя без бензина танк бы не поехал. Но нет, подсолнечное масло он «организовал» лично для себя, чтобы потом проворачивать делишки с обменом или чтобы позднее отправить его домой.

Можно рассказать еще об одном деле «Свина». Наш танк вместе с остальными поврежденными танками был погружен на поезд и был готов к отправке в Германию, чтобы там пройти ремонт. «Свину» удалось получить разрешение на то, чтобы рядом с поврежденным танком на платформу поставили и «его» машину.

Но к этому времени в машине не осталось места даже для пассажира рядом с водителем. Вся она была забита всевозможным продовольствием. Там на полу стояли оставшиеся канистры с маслом, копченые колбасы рядами были подвешены под крышей. Сначала эта «машина С продовольствием» нас не интересовала. Во время несения караула на остановках мы следили за ней точно так же, как за поврежденным танком и другими вагонами.

На какой- то станции нас застал приказ, что дальше с эшелоном отправится только унтер-офицер. Остальные члены экипажа должны пересесть на поезд, идущий в противоположном направлении. Нам предстояло ехать на фронт под Никополь, куда к тому времени была переброшена 24-я танковая дивизия.

С вытянувшимися разочарованными лицами, из-за того, что не удалась поездка на родину, мы попросили у унтер-офицера, вытянувшего более счастливый билет, дать нам в дорогу что-нибудь съестного из его «колбасного» автомобиля. В ответ мы услышали: - Вы ничего не получите!

Это было сказано тем же знакомым нам тоном, что и «Свинья поедет с нами!». - Дай нам хоть немного колбасы! - попросили мы, так как некоторые из колбас особенно аппетитно висели перед самым нашим носом за автомобильным стеклом. Но он снова грубо отшил нас: - Нет! Ничего не получите. Ни единой колбаски!

Нас охватила двойная ярость: вместо дома снова на фронт, и «ни единой колбаски!». Я беспомощно посмотрел на наводчика: «Эта свинья! Эта дерьмовая свинья!» Такой же была реакция и у моего товарища, стоявшего таким же взбешенным и беспомощным. Должны ли мы были пару раз дать в морду этой сволочи или отделать его так, как Ремарк своего незабвенного Химмельштоса.

Или нам просто расколотить рукоятками пистолетов окна в его автомобиле? Но таким образом мы бы на глазах коменданта вокзала, стоявшего на платформе, повредили военное имущество. На вокзале существовала все та же иерархия Вермахта - от унтер-офицера до коменданта вокзала. Так в своей беспомощности я внезапно оказался в положении того часового на итальянской станции, который безуспешно направил карабин на лейтенанта.

В эшелоне, следовавшем на Никополь, я встретил свое четвертое военное Рождество вдали от дома. 23 декабря 1943 года мы зашли к сестре Красного Креста, которая в своей комнате на вокзале нарядила скромную рождественскую елочку, и попытались, насколько было возможно, прийти в рождественское настроение. Но поездка на фронт продолжалась, и на следующий день мы снова были в 12-м эскадроне и залезали в танк.

Последняя глава - "Свиньи» - развивалась и завершалась не по нашей воле. В будничных фронтовых заботах мы почти забыли этого мерзкого унтер-офицера. Но мы вынуждены были, в общем, рассказать обо всем и особенно о Кировограде, и слухи об этом «свинстве» дошли до ушей эскадронного командира. Однажды возвратившийся экипаж 1241-го танка был вызван к командиру эскадрона.

Мы должны были держать ответ, и нам быстро объяснили, что обмен важного для ведения войны бензина рассматривается как злостное преступление. По прибытии на родину унтер-офицеру сначала тоже удалось укрыться в запасной части в 3агане. Через некоторое время нашего главного фельдфебеля вызвали на заседание военного суда. Возвратившись, он рассказал, что военный суд разжаловал "Свинью» В простые стрелки.

Принимая во внимание приговоры генерала Шёрнера в Никополе и Маразати, о которых будет рассказано позднее, и вынесенный в том же 3агане приговор в отношении танкиста Д., можно сказать, что "Свинье» очень повезло.

Добравшись до Никополя, на вокзале мы уже очень скоро увидели, что за командующий командовал на этом плаццарме. Если на вокзалах в Германии стены украшали исключительно нацистские лозунги вроде: «Колеса должны крутиться для победы!» или «Тихо! Враг подслушивает!», то здесь на всех стенах были вывешены при говоры жестокого и деспотичного генерала Шёрнера.

Здесь мы прочитали, например, смертный приговор, вынесенный офицеру, который вез на своем грузовике не важный военный груз, а матрасы. Смертный приговор обер-ефрейтору, который отстал от своего подразделения и сразу не присоединился к первому же воюющему отряду (может быть, в шуме боя!). Один унтер-офицер, заразившийся венерической болезнью, получил 20 лет тюрьмы.

И так далее. Про Шёрнера ходило много историй, в которых говорилось О его самоуправстве и жестокости. Так, например, в одной из них рассказывалось, как своего шофера Шёрнер то повышал в звании, то разжаловал, в зависимости от того, понравилась ему поездка или нет. Одного ротмистра и его денщика, служивших до этого в кавалерии и подъехавших к нему на лошадях, он отправил в пехоту.

Сначала, после рапорта ротмистра, Шёрнер приказал сразу же отправить в пехоту денщика. На замечание рот~истра: «Извините, господин генерал, мне полагается денщик ... » - последовал приказ: «Вы тоже - в пехоту!».

Как уже говорилось, танкисты в бою носили пистолет на шнуре, пропущенном вокруг шеи или прицепленном к погону. Вне танка его носили в кобуре, и, как правило, он был не заряжен. Носить заряженный пистолет было небезопасно. Было много случайных ранений по неосторожности, особенно во время чистки. Чтобы пистолет не ржавел, его обычно оборачивали в промасленную тряпку. Когда Шёрнер встретил солдата из 12-го эскадрона, то приказал ему: - Выстрелите немедленно в воздух!

Открыв кобуру, солдату пришлось сначала вытаскивать оружие из промасленной ветоши. Потом, пока он заряжал пистолет, Шёрнер влепил ему 21 сутки ареста на строительных работах. Потом спросил: - Какое соединение? - 24-я танковая дивизия. - Наказание с вас снято!

Все это при меры власти командующего на войне, обладающего неограниченными пелномочиями. Из Никополя мы поехали на танках на фронт и переправились через Днепр с его рукавами по деревянному мосту, наведенному саперами. Наша дивизия на Никопольском плацдарме участвовала во многих тяжелых боях.

Поскольку у меня был аттестат, то главному фельдфебелю показалось, что я хорошо пишу сочинения. Поэтому я должен был помогать вахмистру нашего эскадрона в его писательском творчестве, чтобы сочинить статью о боевых действиях для газеты. Я взялся за карандаш и описал необычный, с моей точки зрения, день боев: «Бронекавалеристы 12-го эскадрона 24-го танкового полка никогда не забудут, как они в тяжелый день контратак менее чем за час подбили 28 танков противника, не потеряв ни одного своего.

Холодным зимним днем густая пелена тумана покрывала главную линию обороны. 12-й эскадрон под командованием обер-лейтенанта Венцеля получил задачу занять засадную позицию за главной линией обороны. Враг в течение получаса ожидания вел сильный артиллерийский огонь по немецким позициям. Это был верный знак, предвещавший новую акцию противника.

Каждый командир исправного танка 12-го эскадрона ждал приказа по радио. Командиры то и дело руками протирали смотровые приборы и прицелы, через которые они наблюдали за местностью и которые постоянно запотевали от дыхания. Медленно туман рассеялся и открыл серо-голубое небо зимнего дня на востоке.

Постепенно артиллерийский огонь ослабел. Вдруг в наушниках послышался голос командира: «11 часов. Вражеские танки. Эскадрон, вперед!» Танки сразу же двинулись в направлении высоты, где в своих окопах сидели гренадеры. И что же мы вдруг увидели? Тридцать вражеских танков ехали наискось по отношению к нам на позиции гренадеров. По приказу «Огонь!» каждый из нас знал, о чем идет речь: «Не только стрелять, но и попадать!» .

С грохотом и скрежетом снаряды попадали в цели. Но вражеские танки и СДУ продолжали двигаться на позиции гренадеров. Гренадеры, чувствовавшие себя под нашей защитой, пропустили вражеские танки через свои позиции и начали бой со следовавшей за ними пехотой. Взвод вахмистра Блонски сдержал основной натиск противника и подбил треть вражеских танков.

Командир эскадрона заметил, что правый фланг не полностью участвует в бою, поэтому вахмистр А. получил для своего вэвода приказ уйти с правого фланга на левый, удлинить его и усилить. Теперь наступающий противник был остановлен сосредоточенным огнем орудий 12-го эскадрона. Из тридцати танков было подбито двадцать пять. Остальные пять стали отступать.

Во время отхода удалось подбить еще три танка. Вахмистр А. увидел на левом фланге много стоящих русских танков. Несколько членов экипажей осмотрели их и установили, что два Т-34 еще исправны. В тот день 12-й эскадрон нанес тяжелый удар намного превосходящим силам противника и за 22 дня боев смог довести число подбитых танков до 132».

Р. Хинце написал об этом дне боев: «На стыке 258-пехотной и 3-й горнострелковой дивизий танки противника совершили прорыв, который привел к временному кризису на этом участке. Сразу же выделенные для контратаки части 24-й танковой дивизии устранили опасность, подбив 27 танков противника».

Офицер оперативного отдела штаба дивизии подполковник фон Кристен после войны рассказывал мне о перехваченной 25 декабря русской радиограмме: «Немцы сегодня идут пьянствовать. У них сегодня Рождество».

Мы теперь должны были вести бои на Никопольском плацдарме во время суровой русской зимы, при ледяном ветре. Наше зимнее обмундирование состояло из зимних маскировочных костюмов с капюшонами. Они были на вате, и их можно было выворачивать и носить на белую или на серо-зеленую сторону. Хотя они в некоторой мере защищали от холода, мы все равно часто мерзли.

Поэтому в передышках между боями я просил механика-водителя: «Запусти мотор и дай газу!» Тогда я снимал свои кожаные сапоги (на свой размер валенки я получить не смог) и ставил их для прогрева на выхлопную трубу. Внутренность танка мы согревали мощной бензиновой паяльной лампой, снабженной воздушным насосом и дававшей сильное пламя.

Во время боев нас, солдат, не наказывали больше за грязный воротник рубашки или испачканную куртку. И даже не обращали внимания на то, что одежда от головного убора до брюк, особенно по сочетанию, уже не соответствует уставу.

Как показывают многочисленные фотографии, теперь сам солдат определял, носить ли ему куртку на зеленую или на белую сторону, черную куртку с пуловером или без него, тиковую куртку с маскировочными или черными брюками, ботинки на шнурках или сапоги, пилотку или танковую шапку, серую, зеленую или черную рубашку, или как было в моем случае - пистолет или фотоаппарат.

Когда мой эскадрон в Никополе по приказу командира выехал специально для фотографирования, то я вынул фотоаппарат из кармана униформы, где обычно находился пистолет. Никто из многочисленных начальников, присутствовавших на фотографировании, включая строгого главного вахмистра, не спросил меня, где мой пистолет.

Но когда надо было представляться по случаю убытия в отпуск, приходилось приводить обмундирование в порядок. Из-за многочисленных боев в наших танках IV, значительно более капризных, чем русский Т -34, возникало много неполадок. Приходилось все чаще заказывать запчасти.

Командование необходимого числа не давало. Наш главный фельдфебель думал, как можно преодолеть эту нищету на запчасти. Тогда он «Фольксваген-кюбельваген» журналистов на Никопольском плацдарме. На крыле видна эмблема 24-й танковой дивизии. вспомнил о старом, зарекомендовавшем себя в веках методе подкупа. Он отправил технически подготовленного вахмистра-радиста с пятью сопровождающими солдатами в Магдебург, в управление вооружений сухопутных войск.

Но они ехали за запчастями не с пустыми руками. Главный фельдфебель нагрузил их таким количеством коньяка и шампанского, которое присылали в наш обоз из Франции, которое они могли унести. Таким образом, весь их багаж состоял исключительно из алкогольных напитков.

Когда команда вернулась, она не только привезла с собой три вагона запчастей, но и несколько новых танков. Главный фельдфебель, гордо выпятив грудь, докладывал командиру полка о получении большого количества запчастей и о новых танках. Ответ командира полка оказался пророческим: «Штайер-1500А» старой модели с командирским флажком. Им пользовался командир эскадрона.

- Обер-вахмистр С., мы достаточно давно знаем друг друга, и сейчас я скажу вам: если дела обстоят так, что теперь уже не Главное командование Вермахта выделяет нам танки, а вы покупаете их за шнапс, то войну мы проиграли! Мой танк - теперь 1244 - в боях под Никополем неоднократно получал попадания и останавливался.

Однажды снаряд ударил в наклонную переднюю броню и не причинил вреда. В другой раз, 16 января 1944 г., во время налета «швейных машинок», во время которого русские бельевыми корзинами бросали мелкие бомбы, отчего многие гренадеры, шедшие рядом с нашими танками, получили ранения, одна бомба попала точно в середину нашей пушки. у экипажа было впечатление, что он сидит в центре самого взрыва: грохнуло со всех углов, огромное Командирский танк 1251 в перерыве боев на Никопольском плаuдарме.

При сильном морозе по степи свистит ветер. Экипаж одет в двусторонние куртки. На навесных щитах видно цеммеритовое покрытие, защищавшее от магнитных мин и зарядов. количество искр осветило внутренность танка. Но действие, произведенное на нашу пушку, было небольшим: едва заметная вмятина была единственным повреждением. Однако пришлось менять пушку и на некоторое время отправляться в тыл. Мы снова могли немного отдохнуть.

19 марта 1944 года остатки экипажа танка 1244 прибыли в Одессу. До этого времени мой полк и моя дивизия во всех предыдущих боях, свидетелями которых я был, постоянно захватывали и удерживали инициативу. Я с 24-м танковым полком всегда шел вперед. Но теперь я слишком явно видел, что полк постоянно отступал.

Я первый раз участвовал в отступлении, и оно оказало на меня деморализующее впечатление. Подавленный, я написал матери, что, несмотря на то что являюсь солдатом очень боеспособной дивизии, пару дней в некоторой мере участвую в бегстве.

В Гюльдендорфе под Одессой, бывшей деревне немцев-колонистов, жителей которых русские эвакуировали в начале войны, 21 марта 1944 года мы встретили своих товарищей из 12-го эскадрона, которые вышли на построение оборванные и без танков, что выглядело довольно неутешительно. По возвращении на никопольское направление во время боев были потеряны или взорваны последние танки.

Местность под Яссами, на которой шли боевые действия, считалась малярийной. И мы в целях профилактики должны были принимать таблетки атебрина. Во время боев стояла жаркая погода. Духота была иногда невыносимой.

Мы ходили, обливаясь потом, и страдали от жажды. Солнце накаляло броню, и от нее исходил жар, как от печной плиты. И рассказы, что на ней можно было поджарить яичницу, были вполне реальными. Но яиц у нас, к сожалению, не было, зато нас всегда мучила ужасная жажда. Две фляги, заполненные с утра кофе (без молока), быстро пустели.

у нас еще была трофейная итальянская 1О-литровая канистра с водой. Ее тоже очень быстро выпивали. К полудню члены экипажа попеременно спрашивали друг друга, нет ли еще чего-нибудь попить. 20-литровая канистра из-под бензина, многократно промытая и заполненная водой, все это время лежала на танке под солнцем. Это был наш последний резерв.

В крайнем случае мы пили и эту воду - горячую, с привкусом бензина. Можно еще упомянуть, что боевые части во время наступления получали улучшенный паек. Нам выдавали натуральный кофе и «пакетик фронтовика », «подслащавший» жизнь «шоко-колой». Большое значение имели сигареты . И прежде всего во время боевых действий сигареты выдавали при каждом приеме пищи.

Почти все солдаты курили. И многие были просто никотиновыми наркоманами. Они курили не только в минуты отдыха, но и во время боя.

Им было необходимо никотиновое опьянение «для храбрости». В один из последующих вечеров командир эскадрона объявил нам о крупном наступлении, которое должно начаться на следующее утро (операция «Соня», 30.5.1944 г.). «Сначала будет артиллерийская подготовка, потом нанесут удар ВВС «мессершмиттами » и пикирующими бомбардировщиками (из эскадры Руделя).

Они подготовят местность для нашей танковой атаки и будут ее поддерживать. И тогда пойдет вперед 12-й, и нас уже до самого Прута не сможет ничто удержать!» Мы улеглись спать на наши одеяла у танка. Разбудил нас адский грохот артиллерии. Мы увидели, что рядом с нашим танком занял огневую позицию «Небельверфер». Теперь он с огненными трассами и оглушительным протяжным грохотом выпускал в темное ночное небо свои ракеты.

Хорошее или дурное предзнаменование? В четыре часа утра, как и говорилось, артиллерия открыла мощный огонь. Появилась авиация для нашей поддержки. Мы стояли на обратном склоне вместе с гренадерами, сидевшими рядом с нами в окопах. Потом они пропали в траншеях, а мы по команде: «Танки, вперед!» - пошли в атаку.

Но уже после нескольких минут движения мы остановились - на гусеницы нашего танка намоталась колючая проволока и заклинивала их настолько, что танк дальше не мог нормально ехать. Нам пришлось вылезать, чтобы снять проволоку с гусениц. Пока мы специальными ножницами для резки проволоки освобождали гусеницы, было потеряно драгоценное время.

Поскольку местность была заминирована, о быстром продвижении вперед не могло быть и речи. Перед нами простиралась небольшая возвышенность. Русские имели возможность с нее вести по нам огонь «изо всех дыр". Хотя мы и отстреливались, но «вслепую», так как противника не видели и прицеливались только по вспышкам выстрелов. Дальше мы продвигаться не могли, оставаясь на очень невыгодной позиции. Затем русские снаряды стали бить по нам все чаще. В мой танк попало два снаряда, в каток внизу корпуса.

Русские, к нашему счастью, не могли хорошо прицелиться. В восьмидесяти метрах в стороне от нас мы заметили подбитый танк 12-го эскадрона. На нем лежал полуголый танкист в полностью изорванном обмундировании. По его бедрам текла кровь. Его изрешетил осколочный снаряд. От невыносимой боли он ужасно кричал.

От попадания снаряда нога его у выходного отверстия распухла в форме цветной капусты. Я спрыгнул с танка, чтобы помочь этому раненому товарищу. Вместе с уцелевшим танкистом из подбитого танка мы принесли раненого и положили на одеяло на наш танк. Несмотря на подстилку, он почувствовал обжигающий жар брони и снова начал кричать. Но положить нам его было просто некуда.

С этим попеременно кричащим и стонущим солдатом на броне мы как можно скорее поехали по солнцепеку назад на позицию с обратной стороны возвышенности. Вызванный по рации, наш врач на специальном танке подъехал к нам и осмотрел раненого. Шансов выжить у него уже не было. В то же время к нам подъехал другой поврежденный танк с тяжело раненным. Он тоже пострадал от огня противника, которого мы не видели.

В спине раненого зияла огромная дыра. Снаряд вырвал из него большой кусок мяса размером с две ладони. Его желто-зеленое лицо выражало неизъяснимую смертельную муку. Он был очень веселым хулиганистым парнем. А теперь он только стонал: «Мамочка, помоги, мамочка ... » Врач посмотрел его и тоже вынужден был признать, что тот скоро умрет.

В час смерти у них не было покаяния. Но от кого они могли его получить? Сначала мы, танкисты, стоявшие рядом с врачом возле умирающих, разговаривая с ними, пытались их успокоить. Уже одно слово утешения может смягчить страх и отчаяние перед неминуемой смертью.

Телесным контактом, держа руку умирающего, мы их успокаивали и ободряли, говоря, что не все еще потеряно, все будет хорошо, чтобы таким образом облегчить боль и оттянуть смерть. Мы видели смерть и были бессильны перед ней. Может быть, полевой священник мог бы чего-нибудь посоветовать, но его не было. Существовал ли такой вообще в нашей части? Старшие товарищи рассказывали о впечатляющем молебне под Гомелем в 1941 году.

Но когда я служил в дивизии, то священников уже никогда не видел. Могли ли вообще утешить священники моей евангелической церкви, которые на службе в мои школьные годы и во время уроков для подлежащих конфирмации говорили постоянно о том, что мы живем в смерти, и неотделимы от нее, проповедовали о воскрешении и вечной жизни?

О том, что наш танк во время быстрого возвращения снова повредил двигатель, из-за чего командир вынужден был пересесть в другоЙ·танк и вскоре погиб, я уже рассказывал, так же как и об отъезде Руди Лотце на танке в направлении Белых Руин замка Станка, где он погиб. Всегда, когда я мысленно возвращаюсь к этим переживаниям, ужас этой страшной войны вновь встает перед моими глазами.

Перед другой атакой, 2 июня 1944 года по радио я слышал вызов врача к нашему прежнему командиру эскадрона, который к тому времени получил должность полкового адъютанта. Когда он сидел на своем танке и читал только что полученное письмо от жены, поблизости от него разорвался снаряд. Мелкий осколок через глаз попал в мозг, и этого было достаточно для (геройской) смерти!

Незадолго до того он получил почетную пряжку к Железному кресту, недавно введенную награду, предшествующую Рыцарскому кресту, который он, несомненно, заслужил. При вручении ордена он использовал известную формулировку: «Эта награда вручается вам за заслуги и находящегося под вашим командованием подразделения.

В ней принимали участие все из 12-го эскадрона». После вручения ордена 12-й эскадрон в последний раз собрался вместе с этим замечательным офицером на маленький праздник под деревьями фруктового сада. Строгая, но хорошая танковая подготовка уже описывалась.

В бою он был первоклассным начальником, который очень осмотрительно управлял танками своего эскадрона: «Внимание, 12З2 на 2 часа стоит русская противотанковая пушка. 1224, идите левее, там местность лучше». Дальнейшее событие в моей военной «карьере» произошло немного позже, ЗА июня 1944 года.

Во время отдыха на эскадронном празднике наше подразделение разместилось на траве. Перед ним стоял унтер-офицер, еще один солдат и я. У каждого солдата в руках был стакан или кружка, наполненные 38-градусным шнапсом «НордхоЙзер». Нам троим дали сначала по головке чеснока с чашкой, наполненной солью.

Все это мы должны были сразу съесть и запить шнапсом из малой пивной кружки. Так мы отмечали наше повышение. Унтер-офицер становился вахмистром, а я и мой сосед - унтер-офицерами. После этого начался эскадронный праздник, на котором наливали только шнапс, и все солдаты пили его как воду.

После этого у меня еще два дня кружилась голова. Потом тридцать лет я не мог выносить запаха этого шнапса, не то чтобы его пить. Прежде чем меня, совершенно пьяного, отнесли к месту сна, я еще отметил возвращение из отпуска санитара- ефрейтора, который по «особым обстоятельствам » ездил на помолвку.

Его так накачали алкоголем, что он в момент свалился, словно срубленное дерево. Моментально нашли где-то белую простыню, накрыли его, а по углам зажгли четыре свечи. Так символически его похоронили. Так тесно иногда переплетались чудачества и реальность. Вскоре после 20 июля 1944 года мы заслушали приказ о неудавшемся покушении на Гитлера.

Война могла бы, наверное, уже закончиться. К раздвоенности между долгом и совестью теперь добавилась еще и ненависть к режиму, который продолжал нас крепко удерживать. Но поскольку это покушение не удалось и мы находились в суматохе войны, быстро прояснилось горькое положение простого солдата: боевые действия были определяющими, и поэтому вскоре снова распространилось безразличие к политической обстановке.

Едва ли у кого-нибудь из моих товарищей была мысль, что нас послал на эту войну преступный режим, и многие считали, что они защищают не гитлеровский режим, а родину. У нас было так, как об этом написал Г. Бенн: «Я взял судьбу моего поколения на себя, не спрашивая, добрая она или злая, несет ли она славу или уничтожение». Гораздо больше нам досаждало распоряжение, в соответствии с которым теперь в Вермахте тоже вводилось приветствие поднятой рукой, то есть не как прежде, когда руку прикладывали к головному убору.

Теперь для нас, как в войсках ее, вводилось единое «немецкое приветствие». Это уравнивание с носившими якобы солдатскую форму войсками ее хотя было очень незначительным аспектом, меня особенно огорчало, так как я гордился приветствием прусских солдат, таким, каким я его знал и которым приветствовали друг друга до меня поколения прусских солдат.

После тяжелых сражений наш эскадрон был отведен на окраину Ясс. Там даже еще ходил трамвай, и общественным транспортом можно было добраться почти до линии фронта. Мы же, наоборот, ехали с фронта на танке и останавливались возле солдатского санатория.

Усталые и грязные, мы спрыгивали с танка, чтобы в солдатском санатории выпить несколько кружек пива.

Читайте также:

Сталинград

"Ржевская мясорубка"

"Кроваво-красный снег"

"Беспощадная бойня Восточного фронта"

Женщины-солдаты

"Передовой отряд смерти"

"Я был власовцем"

"Блокада Ленинграда"

Штрафные батальоны

"Хроника рядового разведчика"

"Последний солдат третьего рейха"

В перерывах между боями мы видели крестьян, которые, не обращая никакого внимания на военные действия, обрабатывали свои поля. Во время такого краткого перерыва ко мне подошел отличившийся во многих атаках и награжденный Железным крестом I класса обер-вахмистр, которого вскоре должны были откомандировать в офицерскую школу. Он спросил меня, не могу ли я немного помочь ему по истории.

Теперь абитуриент, который из-за своего школьного образования во время службы рекрутом считался неполноценным солдатом и должен был так часто выполнять команду «лечь-встать», был освобожден от служебных формальностей и произведен в преподаватели истории. После смерти нашего бывшего командира эскадрона меня откомандировали сфотографировать могилы погибших солдат нашего эскадрона, похороненных на кладбище героев под Яссами. Там еще был художник, делавший надписи на скромных деревянных крестах. В руке он держал длинный список фамилий.

Он аккуратно писал их на крестах, которые затем втыкали в землю у изголовья могил. После этого я фотографировал могилы, украшенные крестами и цветами. Лишь две пленки времен моей солдатской службы оказались потерянными. Мне очень жаль, что одна из них была с теми снимками. После командировки в качестве фотографа меня отправили инструктором в румынскую часть.

В течение восьми дней, включая учебное вождение, я с парой других товарищей из дивизии учил работать на радиостанции румынских солдат, которые в то время воевали на стороне немцев или должны были воевать. Пока мы были на отдыхе в ближайшем тылу под Яссами, каждую ночь через каждые полтора часа нас бомбила союзная авиация.

Каждый раз, когда начинали падать бомбы, мы укрывались от осколков в окопах, ругаясь, что на отдыхе нет ни минуты покоя. Из-за участия в подготовке румын я снова отстал от моей части, которую тем временем погрузили в эшелоны и отправили защищать родину 24-й танковой дивизии - Восточную Пруссию.

Однако туда она не доехала, а остановилась в Польше, где особенно сильно разгорелся пожар войны. Вскоре в товарном поезде я отправился за 12-м эскадроном. Я знал, что снова буду участвовать в боях.

Но чувство принадлежности к моему танковому эскадрону было больше моего сожаления о том, что я оставляю румынскую часть в тыловом городе. Железный крест во время войны развился в один из важнейших при водных ремней боевых действий. Орден хотел носить и простой солдат, и офицер, чтобы по отношению как к вышестоящим и подчиненным, так и по отношению к равным в звании считаться лучшим и даже привилегированным солдатом. у вахмистра без Железного креста I класса по отношению к вахмистру с Железным крестом I класса отсутствовало важное украшение.

В моем эскадроне был унтер-офицер, которого позднее произвели в вахмистры. Он был награжден Железным крестом I класса и серебряным знаком за пять ранений. Он совершенно открыто, но серьезно говорил, что стремится получить легкое ранение, чтобы каждому мог показать на своей груди золотой знак и чтобы все могли видеть, что «перед ними стоит герой".

В этом отношении представляет интерес ответ Й.В. Феста на вопрос, что в 1933 году немцев привлекало в Гитлере. У него был Железный крест I класса - высокая награда для военнослужащего в солдатском чине. Если другие командиры танков, завидев противника, прятались в люке танка, чтобы управлять боем, наблюдая через смотровые щели командирской башенки, то упомянутый унтер-офицер высовывал голову из люка.

Не то противник, не то Бог услышали желание повредившегася умом от войны. Он получил не слишком тяжелое осколочное ранение в голову, за что его наградили желанным золотым значком. Теперь всякий по бросающемуся в глаза знаку на его груди мог понять, что это - танкист, «храбро зарекомендовавший » себя в длительных боях.

При своих наклонностях этот унтер-офицер, как я мог сам убедиться, был очень храбрым солдатом. Он получил позднее Немецкий крест в золоте, а в самом конце войны - еще и Рыцарский крест. Но последний он так и не смог носить, так как после 8 мая 1945 года каждый солдат должен был спрятать свои награды, чтобы солдаты оккупационных войск не отобрали их в качестве сувенира или трофея.

Многим солдатам ордена действительно вручались за храбрость в бою. Так, например, в нашей дивизии фон Ланген-Штайнкеллер перенес все тяготы пахадов во Франции и России в качестве кавалериста, а потом уже танкистом был всегда впереди как командир взвода, эскадрона, батальона и полка. Всегда сражался ответственно и решительно.

После того как во Франции он получил Железные кресты I и 11 классов, в России он получил Немецкий крест в золоте, а будучи уже командиром полка - Рыцарский крест. Так как он все время воевал на передовой, он получил пехотный штурмовой знак и знак за ближний бой, а за полученные многочисленные ранения - Золотой знак «За ранения».

Но не всегда ордена давали за храбрость, как об этом было написано выше. Если командир танка острым глазом через свой прицел выявил противника и определил важную цель, а первоклассный наводчик затем эту цель поразил, то это тоже были предпосылки для награждения орденом. В таких случаях особенно отличались летчики-истребители, бомбардировщики и командиры подводных лодок.

У пехотного солдата или гренадера таких шансов было существенно меньше. В любую погоду и на любой местности ему приходилось бороться с противником «с глазу на глаз». В моем эскадроне повезло одному вахмистру: со своим танком он стоял на опушке леса, когда через этот лес пошли вдруг русские Т -34.

Наводчику удалось тогда наверняка подбить восемь танков. Награда вахмистра заключалась в получении знака о занесении в списки почета Сухопутных войск, а наводчик получил Железный крест I класса и был произведен в унтер-офицеры. Но и вахмистр под самый конец войны получил все же Рыцарский крест.

Особенно драматические переживания о Рыцарском кресте описывает Г. Кошоррек в своей книге «Не забывай суровые времена», в главе «От Рыцарского креста к скромному деревянному». Тогда солдат Густав из 21-го мотопехотного полка 24-й танковой дивизии командовал двумя пулеметами. Вдруг они потеряли связь со своими взводами.

Потом этот товарищ рассказывал: «Когда Я со своим вторым номером почти вышел из леса, то увидел стоящие на опушке три танка Т -34. Их экипажи вылезли и оживленно разговаривали с офицером. Мы сразу же поставили оба пулемета за деревьями на огневую позицию, я и Густав дали очереди по русским. Двух сразу же убили, а остальных захватили в плен. Мы установили, что эти танки прикрывали фланг русских, и при них даже был передовой артиллерийский наблюдатель, корректировавший заградительный огонь русской артиллерии.

То, что произошло потом, было для нас просто праздником. Мы смогли от опушки леса вести огонь по окопам противника. Поэтому наши подразделения, участвовавшие в захлебнувшейся атаке, снова смогли пойти вперед. И полку удалось захватить первую линию обороны русских с незначительными потерями. И это было единственное хорошее, о чем можно сообщить.

За три захваченных танка противника и ведение огня по окопам противника Густав получил Рыцарский крест, а я - Железный крест I класса. - Прекрасное дело! - обрадовался слушатель. - Действительно, удачное стечение обстоятельств, и все потому, что Густав потерял связь. Не так ли? - Да, только после этого некому рассказывать об успехах.

- А где теперь Густав? - Понятия не имею. С тех пор, как его вызвали к командиру полка на вручение Рыцарского креста, здесь его уже никто не видел. Рассказывают, что ему присвоили звание унтер-офицера, а потом отправили на учебу. Больше о нем ничего не слышали. Потом один товарищ рассказывал, что с тех пор награжденный стремился оказаться в каждой «команде смертников». 10 ноября 1944 года во время штурма позиций противника он погиб вместе со своими людьми.

- Бедный друг! Твоя слава кавалера Рыцарского креста продлилась всего несколько месяцев, пока неумолимая судьба не вынесла свое решение, что гордый Рыцарский крест должен превратиться в простенький деревянный. Осталась только память о хорошем дорогом друге, который случайно стал героем и из-за этого должен был умереть скорее, чем те, кто его беспощадно отправил на гибель». Так писал Г. Кошоррек.

Во время нашего вынужденного пребывания рядом с кольцом под Черкассами над нами то и дело пролетали русские самолеты-разведчики и так называемые «швейные машинки», не замечая, что в маленькой деревеньке между домами укрыт наш танк.

Один раз я сел на место наводчика и направил пушку на русский самолет, который раздражающе медленно нарезал круги вокруг нашей деревни. - Да его же можно легко сбить. - Мой взгляд скользнул по заряжающему, сидевшему на своем месте. - Заряди-ка осколочным.

Пока я рассчитывал, на сколько делений прицела дать упреждение, чтобы попасть в самолет, раздался голос командира: - Армин, не вороши дерьмо! Своей стрельбой ты только вызовешь вражеские самолеты на нашу голову.

А я уже думал о награде за сбитый самолет. Железный крест, может быть, даже 1 класса! Но реплика моего мудрого командира вовремя вернула меня к реальности. Через три месяца последовали тяжелые бои, в которых мой эскадрон участвовал под Яссами. Утром 3 июня наши танки после непрерывных атак в течение дня и последовавшей ночи наконец-то стояли у обоза.

Мы заправлялись, грузили боеприпасы и получали с кухни еду. Тут подошел ко мне вахмистр, с которым я уже давно был на «ты» И который потом погиб, уже будучи командиром нашего танка. Я его фамильярно поприветствовал, но когда он начал: «От имени фюрера ... », то встал «смирно». Он приколол мне черно-бело-красную ленточку с Железным крестом 11 класса через пуговичную петлю моей тиковой куртки, которую я носил вместо черного мундира в те жаркие дни. «Боже мой, ты получаешь Железный крест прямо вместе с едой!» - подумал я еще.

И все же я был обрадован. Железный крест я получил не за определенное количество подбитых русских танков, а за подвиг самаритянина, когда выпрыгнул под обстрелом из танка, чтобы спасти товарищей из подбитой боевой машины. Соответствующую грамоту я получил позже. Долгая поездка по железной дороге через Венгрию, Чехословакию и часть Польши привела меня в Дебицу. Во время поисков моей части я внезапно наткнулся на лагерь, названия которого не знаю и сейчас, но предполагаю, что это был мелкий концентрационный лагерь из комплекса Аушвиц.

Я видел человек двести, в которых по звездам можно было определить евреев. Их под охраной вели по полю. Сам лагерь казался покинутым, здания его были пустыми, заключенных не было видно, и ворота были закрыты. Постоянно подвергается сомнению то утверждение, что ни я, ни мои товарищи ничего не знали о систематическом уничтожении евреев.

В школьные годы во Фрайбурге я уже видел еврейские звезды на груди некоторых горожан. В бассейне я тоже видел надпись: «Евреям вход воспрещен». Не укрылись от моего взгляда и разбитые витрины еврейских магазинов во Фрайбурге, так же как и люди из СА, стоявшие перед ними.

Особенно я испугался, когда увидел разбитую витрину магазина Лихтенштайна, где продавались сорочки. Там мой отец часто покупал рубашки. У меня была симпатия к хозяевам магазинов - евреям, и я боялся людей из СА, демонстрировавших абсолютную все подавляющую власть. Мысли о том, что евреи виноваты и заслуживают подобной кары со стороны СА, были мне чужды.

В мистическом лагере. Легковой автомобиль чешского производства «Татра-87» «Татраплан» с эсэсовским номером. Утром 9 ноября 1938 года после «Хрустальной ночи » из окна нашего класса в гимназии Бертольда я тоже видел, как горит синагога.

В классе ученики шумели. Особый шум поднялся тогда, когда один из них показал молитвенную книгу, выброшенную из синагоги и подобранную им на улице. Тогда в класс вошел учитель с партийным значкоМ на лацкане пиджака и крикнул, чтобы мы успокоились. Стало тихо, и мы занялись изучением грамматики древнегреческого языка. Когда снова послышались взрывы, то некоторые ученики засмеялись, но учитель призвал их к порядку.

Мы, молодежь, больше почти и не думали о происходящем. Хотя я еще точно помню, как одноклассница Френкель, дочь весьма уважаемого профессора университета, эмигрировавшего со своей семьей в Англию, вдруг исчезла из класса. Два года ее место было перед моим на предпоследнем ряду. Растерянно отреагировал я на сообщение о ней одного из одноклассников и другими глазами смотрел теперь на опустевшее место, где сидела веселая, розовощекая веснушчатая девочка в очках, которая уже сюда никогда не вернется.

Хотя я знал о дискриминации евреев, слышал о концентрационных лагерях, но о происходившем там, не говоря уже о планомерном убийстве евреев, даже не подозревал. Разве комик ВайСфердль не рассказывал по радио, что его только что выпустили из концлагеря, поэтому он не может рассказать новый анекдот, чтобы снова туда не угодить?

И разве мы не слышали о теннисисте Готфриде Крамме, что его за гомосексуализм посадили в концлагерь, чтобы он там занимался физическим трудом в качестве заключенного? Мы думали, что концлагерь - это тюрьма особого рода. Известно также, что сами евреи не знали о своей судьбе.

Мы думали, что евреев отправят на Восток. В газетах писали, что на Востоке ждут пространства для заселения и что правительство Рейха будет способствовать тому, чтобы создать там широкую основу для жизнеспособных крестьянских хозяйств. А разве я сам, будучи солдатом, словно подневольный рабочий не собирал картошку?

Недавно молодой американец спросил меня, не знал ли я, будучи молодым солдатом, о Холокосте? Я ответил: «Нет». На это он с некоторым недоверием спросил, что бы я тогда делал, если бы об этом знал. Я ответил: «Ничего. Я бы ничего не сделал и не смог бы сделать.

И не только потому, что у солдата для этого не было ни малейшей возможности, а потому, что я и мои товарищи должны были заниматься исключительно собой, чтобы выжить, что не является предосудительным». Насколько интенсивно, показали события, наступившие парой дней позже. Любопытные, но ничего не подозревающие глаза солдата не заметили в этом лагере ничего особенного, по крайней мере, ничего, что могло бы заинтересовать фотографа.

На войне я сделал так много фотографий, почему бы не сфотографировать что-нибудь и там? Потому что я ничего не знал и нинего там не увидел! Там были бассейны с водой на случаЙ.пожаров при бомбардировках, а то немногое, что можно было увидеть через окна, напоминало о дезинфекционной вошебойке в Брест-Литовске.

Единственное, что вызывало интерес, - так это стоявший у одного из домов авангардистский большой 8-цилиндровый лимузин «Татра-87» чешского производства с номером войск се. Если бы я знал ужасную правду, то я бы, само собой разумеется, сфотографировал не только эсэсовскую машину, но и весь лагерь.

Наш танк проехал большой отрезок пути по дороге между Дибицей и Милечем. Я практически не ориентировался во время марша, поскольку люки были закрыты, а стрелку-радисту трудно смотреть через прицел пулемета. Я только видел поля, границы которых были обсажены тополями, и ряд деревьев вдоль дороги, когда поступил приказ открыть огонь.

Сильный артиллерийский огонь с самой малой дистанции обещал очень тяжелый бой. Я уже держал в руках пулемет, когда с оглушительным грохотом и ослепительной вспышкой первый снаряд попал нам в башню. Механик-водитель задним ходом зигзагами попытался увести танк с простреливаемого участка.

Но как бы танк Бы троo ни ездил, все равно это было недостаточно быстро. Русская противотанковая пушка била и била. После нескольких попаданий в башню наш танк оказался обездвижен. По контрасту с грохотом попадающих в нас снарядов я сначала не услышал, что гул мотора вдруг прекратился, потому что тишина не наступила.

Мой взгляд скользнул в сторону механика-водителя, и то, что я увидел, на мгновение меня обескуражило: его место пустовало, а люк над ним был открыт. Первая мысль была: «Тебе тоже надо выскакивать!» Я попробовал открыть свой люк, но его заклинило, и он не поднимался.

Люк радиста, так же как и люк водителя, на случай, если он не открывался, имел очень разумное устройство. Его шарнир (как у двери) крепился к корпусу не намертво, а с помощью болтов. С внутренней стороны люк удерживался кронштейном с установочным винтом. Хотя мне удалось отвернуть установочный винт и кронштейн, чтобы откинуть люк в сторону, сдвинуть я его не смог ни на миллиметр, так как его заклинило от полученных попаданий.

За мной темень внутри башни озарилась ярким пламенем. В какой-то момент пронеслась мысль, что мне суждено сгореть в танке, и меня снова охватил смертельный ужас. Теперь, лежа спиной на моем сиденье, я изо всех сил уперся обеими ногами в люк.

«Должен же он наконец открыться!» - думал я, но и теперь он не двигался. Следующая мысль и ее выполнение пришли в голову в следующий момент и почти синхронно: «Вылезай через горящую башню!» В тот момент пушка стояла на 12 часов, то есть прямо. Это было самым большим везением в моей жизни.

Если бы она стояла в положении 11 часов, то массивный казенник орудия преградил бы мне путь в башню. Так как я из-за радиостанции и двух приемников не смог бы пробраться на место водителя, то мне пришлось бы сгореть в танке. Во время прыжка в горящей башне я ощутил жар огня на лице и на руках.

В жаркие дни наступления мы заворачивали рукава рубашки, поэтому, когда я поднял руки вверх, чтобы ухватиться за люк заряжающего, рукава куртки сползли, подставив голые предплечья огню. Но этот прыжок через горящую башню спас мне жизнь, хотя я и получил ожоги первой и второй степени на лице и на руках.

Моя голова уже высунулась из люка на свободу, когда я почувствовал рывок за шею, и понял, что мой танк все еще не хочет меня отпускать. Проводами наушников и ларингофона я все еще был соединен с местом радиста. Теперь прыжком я выскочил из башенного люка и, словно брошенный мешок, приземлился рядом с танком. Наушники при этом слетели, а шнур к микрОфону оборвался.

Я потерял пилотку, но хуже всего было то, что я потерял очки. Вместо пистолета на шее я всегда носил фотоаппарат. Когда я выпрыгнул из танка, он остался со мной, а пистолет, лежавший в моей аварийной сумке, сгорел в танке. В спешке я не вспомнил об аварийной сумке. В момент смертельного страха в горящем танке я о ней совершенно забыл.

Хотя, чтобы взять ее, мне надо было лишь протянуть руку. При этом я часто думал о порядке своих действий, если придется вылезать из танка. Я был уверен, что одним движением руки сразу же схвачу сумку. Но в реальности, когда пришлось выскакивать из подожженного в бою танка, все оказалось по-другому. Оказавшись на свободе, я сразу посмотрел на часы. Они показывали ровно шесть часов утра.

После этого я как можно быстрее пополз по следу гусениц в тыл. Я двигался в полной неспособности к сопротивлению, с единственной целью - как можно быстрее выбраться из этого ада! К тому же мое ощущение беспомощности усиливало сознание того, что я безоружен. Хотя и будь у меня пистолет вместо фотоаппарата, ничего бы не изменилось!

Подавляющее чувство одиночества, отсутствие товарищей, ощущение, что один находишься на поле боя, заставляли испуганного стрелка-радиста, силы которого уменьшались, искать путь к спасению. Но через некоторое время пришла мысль: «Ты - унтер-офицер, и должен посмотреть, где твои товарищи! » И я пополз назад. И тут я увидел горящий танк. Слева и справа от него тоже стояли горящие танки. Немецких солдат я не видел.

Руки болели так, что я даже не смог открыть чехол фотоаппарата. Когда начали рваться снаряды внутри танка, я повернул назад. Потом мой танк взорвался. Я прижал голову к земле и пополз в тыл. В то время я еще не знал о гибели моего командира (вахмистра д.), которому попаданием в башню оторвало обе ноги и у него не было никаких шансов выжить.

Остальных членов экипажа я тоже не видел. Я пытался их найти, но безуспешно. Сначала я полз по следу танка через картофельное поле все дальше в тыл. Потом началось поле сжатой пшеницы. В казармах меня учили, что при обстреле противника без маскировки поле можно преодолевать короткими перебежками.

Как и учили в казарме, я вскочил, «Бегом марш!» пронесся через сжатое поле и снова залег. Но и здесь все было не так, как на казарменном дворе. Рядом со мной просвистели направленные в меня пулеметные очереди, в сером утреннем небе сверкали и грохотали зарницы артиллерийского боя. А передо мной лежали попеременно картофельные и убранные пшеничные поля, под прямым углом примыкавшие к дороге.

Рядом с дорогой шел ряд деревьев, которые я во время последнего взгляда в прицел рассмотрел как ограждение дороги. Я полз и перебегал все дальше, пока силы совсем не покинули меня. В этот момент усталости я вдруг стал абсолютно безразличен, просто встал и, не пригибаясь и не прячась, просто пошел к дороге, как будто война меня больше не касалась. Страх исчез.

Расстояние до противника стало относительно больше, и его пулеметные очереди меня больше не доставали. Рядом с дорогой была проложена глубокая придорожная канава. По ней я пошел дальше и был, конечно, в ней гораздо больше защищен, чем в открытом поле. Несмотря на это, обстановка по-прежнему была опасной, и когда я после долгой ходьбы по придорожной канаве наткнулся на позицию немецкой противотанковой пушки, то солдаты из-за ее щита прокричали мне почти тоном приказа: - Иди в укрытие! Там за тобой - русская противотанковая пушка!

На меня, только что ушедшего из-под пуль противника, это, в общем-то, доброе предупреждение не произвело никакого впечатления. Потом я увидел приближавшийся ко мне танк 24-го полка. Это был наш санитарный танк, на котором сидели остальные члены моего экипажа. Они обрадовались мне: - Вот это да, Армин! Тебе удалось выбраться из танка! А мы думали, ты сгорел.

Так быстро обо всем забывается, если танк горит! А я из-за товарищей ползком возвращался к танку! Конечно, мои товарищи обрадовались, что я живой. Но никто из них не подумал, что я еще могу оставаться в танке и что мне нужна помощь. Так же, как, может быть, и экипажам рядом подбитых танков она требовалась! Не хватало только приветственных слов: «Ты еще живой! Не может быть!» Да, я живой, хотя с ожогами и только в одной прожженной тиковой куртке на теле. Но сейчас засчитывалась только жизнь, то, что удалось выжить.

Именно про тот день боев в сводке ОКВ дополнительно сообщалось: «В продолжавшихся с конца июля боях на Сане и Висле много раз отличившаяся в боях восточнопрусская 24-я танковая дивизия под командованием генерал-лейтенанта имперского барона фон Эдельсхайма снова великолепно сражалась в контратаке и обороне».

На санитарном танке меня доставили на главный перевязочный пункт, находившийся в амбаре за рядом тополей и парой рощ, в непосредственной близости от поля боя. Несмотря на суету, которая там царила, военный врач быстро подошел ко мне, осмотрел и вколол прививку от столбняка. Потом русская медсестра подготовила ожоговые компрессы и наложила их на обожженные участки кожи, отчего боль немного утихла.

Но ее можно было терпеть, только если я держал руки кверху и двигал ими туда-сюда. Совершенно измученный, я сидел с другими товарищами перед амбаром и ждал, что будет дальше. Из группы раненых отобрали транспортабельных, и вместе с ними на санитарной машине меня доставили в полевой госпиталь под Тарновом.

И там сразу же на месте оказались врачи. Они сделали мне перевязку и не захотели верить моему сообщению, что русские уже стоят под ДебицеЙ. После перевязки меня положили в постель. Я сказал санитару, что у меня есть фотоаппарат, который я продолжал носить на шее. И с его помощью была сделана фотография перевязанного танкиста в полевом госпитале. Ночью я уже лежал в санитарном поезде, состоявшем из новых скоростных вагонов с полками, расположенными вдоль вагона в два этажа.

Врач и санитары поезда сразу же начали заботиться о раненых. Мне дали предписание как можно больше пить. Потом я услышал с койки подо мной недовольный голос: - Я - офицер и имею право на офицерское купе в санитарном поезде! Это был еще один опыт войны, показавший мне, что бывают офицеры, для которых доброе отношение в санитарном поезде менее важно, чем классный шильдик на вагоне, в котором их везут.

Через некоторое время меня вместе с другими ранеными вывели из поезда и отправили в находившийся там тыловой госпиталь. Он размещался в нескольких зданиях клиники нервных болезней, на территории очень красивого парка. Зеленые лужайки, по ним ведут дорожки, обсаженные кустами. Множество деревьев при хорошей летней погоде создавали впечатление сельской атмосферы. Я попал в место мира и спокойствия.

Место, которое мне показалось подходящим для скорого выздоровления. у меня снова появилось время для чтения книг из госпитальной библиотеки и газет. В местной австрийской газете я тогда прочитал сообщение эсэсовского репортера Ахима Фернау, которое меня ужасно взволновало. С одной стороны, в нем описывалась абсолютно реальная картина отступления на всех фронтах, перечисление ряда последовательных поражений, а с другой стороны, в итоге предсказывалась скорая победа.

Под заголовком «Секрет последнего этапа войны» он писал: «29 августа. Самое позднее, через полгода мы узнаем то, что ныне известно лишь немногим. То, что последний этап войны, начавшийся 16 июня 1944 года, имеет тайну, и то, что три месяц.а: июнь, июль и август - в действительности имеют совсем другое лицо, нежели то, которое мы себе представляем.

То время, которое мы сегодня, непосредственно сегодня, переживаем, самое драматичное, которое можно было бы когда-либо переживать в современной истории. Более поздние времена ясно и точно покажут, что речь шла о миллиметрах и секундах и что можно было рассчитать, почему Германия победит. Это фанатичная мысль, представить себе, что это действительно так, потому что в настоящий момент перспектива выглядит совершенно иначе.

Пали Харьков, Сталино, Днепропетровск, Умань, Смоленск, Псков, Витебск. Советы надвигаются все ближе и ближе. Пали Киев и Львов, Советы стоят под Варшавой, Краковом, у Восточной Пруссии. Дивизии бросаются им навстречу и вынуждены отходить, гибнут полки, огромное количество вооружения пропадает в русской грязи, нет самолетов, артиллерии, танков, но что-то может наконец их остановить. Но следующий день тоже ничего не приносит. Медленно, но постоянно надвигаются Советы.

В Италии лопнул нарыв Неттуно. Пал Рим. Англичане наступают, тянут с собой чудовищные массы артиллерии и авиации и сейчас находятся под Флоренцией. 8 июня началось вторжение с чудовищным адом разрывающихся бомб и снарядов. Англичане и американцы прочно закрепились в Нормандии, наши контрудары потерпели неудачу. Не прекращаются налеты английской авиации на Германию, разрушающие наши города. Так выглядели июнь и июль.

Этими холодными словами нужно сказать это, потому что это - правда. И это честь наших солдат. Это ужасная картина. Но она не соответствует действительности. Если мы сами не знаем этого и не сможем доказать, то сам Черчилль лучше всех научит нас, и он не будет медлить, потому что для него эта картина выглядит совсем по-другому. И без того через полгода об этом будет знать каждый.

Выписавшись из госпиталя, я отправился в отпуск для выздоровления во ФраЙбург. Там я, ежедневно встречаясь с жителями, сам мог воспользоваться привилегиями раненого фронтовика. Например, я сразу мог встать впереди очереди в кассу кинотеатра.

По окончании этого отпуска после полуторагодичного отсутствия я вошел в такие знакомые ворота танковой казармы в Загане. Там я встретил своего старого знакомого графа П., который к тому времени стал офицером и более или менее невольно вырос в иерархии Вермахта.

При этой встрече я сразу заметил дистанцию и ранее считавшуюся невозможной трещину между мной и графом. Получив офицерский чин, он полностью стряхнул с себя солдатское прошлое, в то время как я, унтер-офицер, все еще оставался солдатом. В течение долгого времени, когда мы были друзьями и вместе прошли огонь и воду, он, как унтер-офицер, и я, как ефрейтор или обер-ефрейтор, мы находились в самом низу иерархии Вермахта.

Теперь каждый из нас принадлежал к разным кастам, и поэтому внутреннее отчуждение было между нами неизбежно. При нашей встрече мы обменялись несколькими ничего не значащими фразами, потом он, взглянув на часы, сказал слова, снова нас разделившие: "Я должен идти к моему полковнику». Теперь у него для меня не было ни времени, ни ушей, чтобы выслушать мои просьбы, ни желания что-либо для меня сделать, чтобы я мог остаться в 3агане.

Остаться в Загане мне не удалось, так как поступил приказ о моем переводе в Цинтен в Восточную Пруссию, неподалеку от Кёнигсберга. «Зачем мне, южному баденцу, сидеть в Восточной Пруссии, как раз на противоположной стороне Германии?» - думал я недовольно во время поездки через Познань в Цинтен.

Я еще не знал, что в Восточной Пруссии богиня удачи раскроет надо мной свои крылья, которые меня защитят. Их первый удар я почувствовал, как только прибыл в Цинтен, в 1О-ю танковую часть. Я получил шанс стать курьером. Эту возможность «спокойной И непыльной» службы я, естественно, не упустил. И в последующее время я, как гражданский, каждое утро в 10 часов выезжал на поезде в Кёнигсберг, в управление 1-го корпуса или в комендатуру Вермахта, или через Кёнигсберг, Велау в Инстербург, к командиру 1-го танкового отряда.

Чаще всего у меня в сумке были письма и приказы, имевшие надпись «Секретно» или «Только для командования!». Таким образом, я стал кем-то вроде военного письмоносца. При этом у меня появилась привилегия: больше свободы и свободного времени, чем у других солдат Цинтенской запасной части. Это начиналось уже с подъема, когда я мог не вставать по приказу в 6 часов, а спать еще часика два и только в 9 часов прийти на доклад к командиру запасной части.

Остальное зависело от места назначения. Поскольку между Кёнигсбергом и Цинтеном было оживленное железнодорожное сообщение, то составление плана на день было предоставлено мне самому. Сама поездка на поезде была уже приятной. По прибытии поезда на вокзал в Цинтен, так же как и на другие вокзалы, я садился в специальное курьерское купе.

Если курьерского купе в поезде не было, то, предъявив удостоверение курьера и многоразовый проездной билет 3-го класса, я садился в купе проводниц. Тогда поездка проходила особенно весело. На обед я попеременно получал то сухой паек, то марки на питание. Прибегая к искусной тактике сперсоналом мест общественного питания, я часто получал еду, не тратя марки или за гораздо меньшее их количество, чем того требовало меню.

Особым успехом я пользовался у продавщицы булочной-кондитерской в Цинтене. Эта продавщица была далеко не так красива, как ее коллега в 3агане, зато она сделала так: я через прилавок протянул ей свои хлебные карточки, а она с хлебом вернула мне мои карточки, не только не отрезав от них положенные марки, но и дала мне дополнительные хлебные марки.

Когда я возвратился после отпуска по семейным обстоятельствам в Цинтен, у меня сначала возникли серьезные проблемы с тем, чтобы снова устроиться курьером. Мне с большим трудом удалось сместить с этой должности того, кто меня подменял на ней на время моего отпуска.

Моему «заместителю » тоже очень понравилось быть курьером, и он не хотел добровольно возвращаться в группу анонимных казарменных сидельцев. Только когда я представился соответствующему капитану и тот вспомнил, что я «настоящий» И давно работавший курьер, знающий все инстанции, ходы и выходы, его положительным решением я снова был назначен на эту должность.

В Цинтене тоже были военно-врачебные комиссии, но в качестве курьера, который ежедневно был в пути, я мог перед ними никогда не появляться. Я жил в комнате с одним унтер-офицером, который в бою потерял глаз и до изготовления стеклянного протеза носил черную повязку.

Он служил в канцелярии, и поскольку у меня с ним были хорошие отношения, на мое счастье, он смог на моих бумагах без ведома врача продолжать ставить решающую резолюцию - «Не годен к фронтовой службе». Благодаря помощи моего соседа и его противозаконной дружеской услуге я и в последующее время мог ежедневно разъезжать курьером с секретными приказами командования.

Последний раз я приехал в Алленштайн на грузовике в воскресенье, 21 января 1945 года, железнодорожное сообщение между Алленштайном и Цинтеном уже было нарушено. Через пару часов русские на семи танках, в баках которых уже не было горючего, взяли АлленштаЙн. Русские войска все ближе подходили к Цинтену и Кёнигсбергу. А когда они прорвались к Эльбингу, то кольцо стало совсем узким.

Поэтому однажды моя деятельность курьера вынужденно подошла к концу. С притоком огромного множества отступавших солдат казарма в Цинтене переполнилась до отказа. Никто не знал ничего о своем будущем. Но все опасались, что наконец всех, способных носить оружие, включая ампутированных и протезированных, снова отправят на фронт, чтобы там «сжечь».

6 февраля 1945 года пробил решающий час. Всех вызвали на осмотр к молодому врачу с чрезвычайными полномочиями. В длинной очереди к столу, за которым сидел врач, стояли солдаты и унтер-офицеры. Каждый с большей или меньшей робостью рассказывал ему о своих жалобах, потом следовал беглый осмотр, и врач объявлял результат.

Слышалось только: «годен» И «не годен». Когда очередь дошла до меня, то я, наученный опросом главного фельдфебеля, отправившего меня в караул на склад ГСМ, знал, о чем сейчас должна идти речь: «Ты сейчас должен убедить этого врача, что не годен к фронтовой службе!» - На что жалуетесь?

Грудным тоном уверенности и знания, что у этого врача нет возможностей для подробной диагностики, я ответил: - Ожоги лица и обеих рук, снижение зрения на две трети, недостаточность миокарда! Последняя жалоба должна быть главной, но во время поверхностного осмотра проверить ее невозможно.

Врач достал из сумки стетоскоп, прослушал меня, медленно снова сел за стол и пристально посмотрел на меня, быть может, слегка неуверенно, снизу вверх. Я смотрел ему прямо в глаза. Потом он пробормотал, но все же достаточно отчетливо, чтобы не только я, но и главный фельдфебель, стоявший у столика, могли услышать: «Не годен».

На заготовленном листке рукой он написал решающее «НЕ» перед напечатанным на машинке словом «годен», И меня отпустили. Камень упал с моего сердца, ведь благодаря своему обращению и огромному везению я получил важнейшую бумагу для последних трех месяцев войны. Я вернулся на казарменный чердак к моим товарищам, и мой ответ «не годен» на их вопрос о результате врачебного осмотра вызвал непонимание, злобу и даже ненависть у тех, кто с явными тяжелыми ранениями были признаны годными.

- Как может солдат, по которому не видно никаких серьезных недостатков здоровья, быть негодным? - По мнению многих солдат, покалеченных до инвалидности, которых тот врач записал годными, его врачебное заключение было не только ложным, но и несправедливым. Но и такие несправедливости случаются на войне. А какая судьба ждала «годных»?

Из них сформировали пехотную группу, которая была уничтожена в последующих тяжелых боях. Этой группе администрацией Вермахта был присвоен номер полевой почты, хотя почтовое сообщение было уже прервано и у отряда не было никаких шансов. На следующий день «негодные» были отпущены с приказом идти через Фрише Хафф и Фрише Нерунг в Данциг. Я тоже был в их числе.

Утром 7 февраля 1945 года мы вышли из Ляйзунена на лед замерзшего Фрише Хаффа. Это был туманный хмурый дождливый день. И наш взгляд на ледяное пространство утешения принести нам не мог. Мы видели на льду, покрытом уже водой, сотни, тысячи повозок беженцев. Бедствия беженцев были неописуемыми, а их повозки представляли собой жалкое зрелище.

Подавленные судьбой, изгнавшей из родных мест, а теперь заставившей их бежать по льду, женщины, дети и старики сидели на телегах, полностью загруженных их последним добром: посудой, швейными машинками, сковородами. Дождь не переставая хлестал по лицам беженцев, в то время как со стороны близкого Эльбинга слышался грохот артиллерии.

Несмотря на то что я укрывался плащ-палаткой, вода проникла через шинель и куртку до тела. Поскольку я одновременно шел по воде, то ботинки, носки и брюки до колен совершенно промокли. Мои товарищи, шедшие за телегой, запряженной лошадьми, тоже совершенно промокли. Когда небо на короткое время прояснялось, сразу же появлялись русские истребители и штурмовики, сбрасывавшие на беженцев мелкие бомбы.

Они или поражали бегущих людей непосредственно, или разбивали под ними лед, под который уходили повозки с беженцами. Мой ранец, нагруженный, как и повозки беженцев, самым оставшимся у меня необходимым, из-за дождя стал таким тяжелым и так давил на спину, что через несколько километров я бросил его на повозку, рядом с которой шел. Через некоторое время я его вдруг уже не смог увидеть. Меня словно ударом поразило: «Ранца с самыми необходимыми вещами больше нет». Потом я с облегчением увидел, как он тащится за телегой по льду. Хотя он уже упал, но зацепился ремнем за ось телеги и таким образом не потерялся, однако все, что в нем было, совершенно промокло.

Из-за плохой погоды, медленно двигавшихся перегруженных повозок, которые вынуждены были к тому же искать объезды пробоин во льду, воды, покрывавшей лед, по которой мы могли идти в промокшей одежде лишь с большим трудом, из-за дистанции между повозками и солдатами образовывались бесконечные заторы. По многим причинам получилось так, что для перехода через замерзший Нерунг нам потребовался почти целый день.

Большинство беженцев были в таком же состоянии, как и я. В последующие дни лед стал более хрупким и уровень воды над ним поднялся. Вечером первого дня после марша по льду я пришел в деревню Штраухбухт, совершенно переполненную беженцами. Переночевать было негде. Из-за того, что продолжался дождь, ночевать на улице мне не хотелось. Пришлось расположиться на ночлег в голубятне, в которую мне удалось влезть с большим трудом.

За мной последовала мать с двумя детьми в промокшей одежде, кричавшими от голода и холода. Мать не могла их успокоить. Ее слова: «Ваша мама тоже промокла и замерзла», - тоже не помогали. Одежда на мне промокла насквозь, как и два моих одеяла, на которых я лежал, и моя шинель, которой я укрылся. Ну вот, наступило времечко: прусский унтер-офицер спасается бегством в совершенно промокшей одежде, устроившись на ночлег в голубятне.

Каждому нормальному солдату давно уже должно было быть понятно, что мы находимся на последнем этапе войны. Но все еще находились «победоносные» последние бойцы. На следующий день пошли дальше. По-прежнему перед глазами ужасающие бедствия беженцев. Как-то я увидел прислоненный к дому велосипед. Он не был закрыт, но с его помощью я с большей легкостью мог бы двигаться вперед.

Преодолеть свои низменные инстинкты и без велосипеда продолжать тащиться дальше пешком с моим тяжелым ранцем мне было нелегко, но_ я не пошел против своего сердца и не стащил велосипед у беженца. На четвертый день я вышел к Висле. Через большую реку был наведен надежный деревянный мост. Но вход на него преграждал какой-то капитан, которому я предъявил свою справку о «негодности».

- Дайте мне свою солдатскую книжку! Я очень забеспокоился, когда он начал ее перелистывать, а потом забрал себе. - Идите в тот барак, там, дальше! - приказал он мне.

«Вот И все», - подумал я. Не только потому, что солдат без солдатской книжки становится просто «ничем», но И потому что капитан, несмотря на мое свидетельство, не пропустил меня на другой берег Вислы. За короткое время барак наполнился солдатами, у которых, как и у меня, капитан отобрал солдатские книжки. Все, учитывая обстановку, были настроены пессим истически.

Через полчаса меня вызвали, и я представился офицеру. Он сунул мне в руки мою солдатскую книжку с приказом вместе с двадцатью другими солдатами в тот же вечер к 18.00 прибыть в Данциг в казарму (названия не помню) и передал мне еще двадцать солдатских книжек. Я зачитал двадцать фамилий и повел солдат мимо капитана по мосту, пройти по которому без его разрешения было нельзя. На другой стороне Вислы я увидел грузовик, который как раз должен был уехать.

Я подскочил к водителю: - Едешь в Данциг? -Да. - Довезешь нас?

-Да. - Подожди секунду, я сейчас! Я быстро зачитал имена порученных мне двадцати солдат и раздал им солдатские книжки, а после этого уже сам отдал приказ: - Вы должны в Данциге к 18.00 быть в такой-то казарме!

Затем я устремился с последовавшими за мной солдатами к уже отъезжавшему грузовику. Боже мой, как я был доволен, что последнюю часть пути я проехал, а не прошел пешком! В Данциге грузовик остановился в центре. - Большое спасибо!

И с ранцем на спине я отправился в ближайшее кафе. В результате череды событий я теперь, почти как в мирное время, сидел в этом кафе. Но обстановка моментально изменилась. При обслуживании, показавшемся мне после четырех дней марша с беженцами особенно приятным и желанным, я заказал чашечку кофе.

Через мгновение я разговорился с другими солдатами и узнал, что в казарме, куда я по приказу капитана на Висле должен явиться к 18.00, создан лагерь перехвата для отставших фронтовиков, где формируют команды для отправки на фронт. Товарищи рассказали мне также о другой казарме, откуда для танкиста было больше шансов отправиться на запад.

е благодарностью я не стал выполнять приказ капитана, а отправился к рекомендованной казарме. Действительно, там собирали отставших танкистов для отправки на запад - сначала в товарном вагоне до Нойрупина, а затем - в Грос-Глинеке под Берлином. В огромном казарменном помещении мы снова с робостью ожидали военно-врачебной комиссии или того, что нас сразу отправят на фронт. Но через пару дней нас отправили в Эрфурт.

Когда мы прибыли в Эрфурт, то у нас появилась надежда, что мы окончательно ушли от русских и попадем здесь в американский плен. Но, к сожалению, американцы шли очень медленно, и через пару дней я и еще один унтер-офицер получили приказ с десятком солдат каждый отправляться в Силезию в боевую группу Шёрнера. К тому времени кольцо вокруг Германии сжималось все теснее. И что же, мне теперь предстояло в последние дни войны сгореть именно у Шёрнера? «Как мне обойти этот приказ?» - думал я постоянно. Может быть, отправиться в западном направлении?

Это казалось мне тогда еще очень опасным. Тогда оставалось отправиться туда, куда приказали. Но уже на вокзале я разговорился с одним унтер- офицером, рассказавшим мне, что поблизости от Праги развернут сборный пункт 24-й танковой дивизии. В поезде я сказал ехавшему со мной унтер-офицеру: - Послушай, я к Шёрнеру не поеду. Я его слишком хорошо знаю по Никополю. Я слышал, что поблизости от Праги есть сборный пункт. Я пересяду в Хемнице и поеду в Прагу. Поедешь со мной?

Он отказался, как и большинство переданных под нашу команду солдат. Недолго посовещавшись, только двое солдат решили поехать со мной. У других не хватило смелости уклониться от приказанной дороги.

Солдатское послушание или «полные штаны,,? Оценив все возможности, я в таком отказе подчиняться увидел лучшее решение для того, чтобы пережить последние дни войны. Поблизости от Праги, в Миловице, я действительно нашел сборный пункт 24-й танковой дивизии. Там меня встретили вопросом: - у тебя есть командировочное предписание? -

Я вообще не понял вопроса и ответил: - Нет, сгорело. - Тогда можешь оставаться и с эшелоном отправишься в танковый корпус «Фельдхеррнхалле", который находится неподалеку от ЦнаЙма. На следующий день я снова сидел в эшелоне и в последний раз смотрел на машины со скачущим всадником - эмблемой 24-й танковой дивизии.

Мы ехали через Чехословакию с остановкой в Брно, а потом поехали до станции Цнайм. Это происходило за три дня до капитуляции. Когда поезд прибыл на станцию, мы увидели большие ящики, стоявшие на платформах. Солдаты, ехавшие со мной в поезде, наивно думали и с уверенностью в голосе говорили: - В этих ящиках - секретное оружие фюрера. Мы еще выиграем эту войну.

Я не мог понять, что к тому моменту еще кто-то мог думать, что у нас еще есть хоть какой-то шанс выиграть войну. Но воспитание и нацистская пропаганда давали свои плоды: пары ободранных ящиков на платформе для некоторых солдат было достаточно, чтобы полную безнадежность преобразовать в окончательную победу.

Мы прибыли в танковый корпус «Фельдхеррнхалле » и сразу же увидели, что унтер-офицеры и фельдфебели хотя и носили на рукаве вместе с лентой «Фельдхеррнхалле» голубую ленту с серебряным орлом за выслугу лет, но у них совершенно не было фронтовых наград. Один унтер-офицер рядом со мной заметил: - Глянь-ка, у них по две голубые птицы, зато грудь совершенно чистая.

Сначала нас оставили в покое. Мы должны были выходить только на утреннее и послеобеденное построение. Потом мы отправились на квартиры.

Я подружился с одной девушкой из деревни, находившейся в четырех километрах от нашего расположения у нее было радио. Поэтому я мог слушать «вражеские голоса» и хорошо знал обстановку. Так 8 мая я узнал о капитуляции.