Великая Победа. Правда Войны

Пакт о ненападении, план "Барбаросса", Великая Отечественная война, Брестская крепость, 1941, Битва за Москву, Красная Армия, лица войны, фронтовая разведка, 1942, народное ополчение, "Красная звезда", публицистика войны, СССР, Сталинград, документы, каратели, немецкая армия, артиллерия, сводки с фронтов, 1943, Ржевская трагедия, блокада Ленинграда, НКВД, воспоминания, солдаты, плакаты, Курская дуга, десантники, память войны, танковые сражения, годы войны, партизанское движение, воздушные дуэли, операция "Багратион", самоотверженный подвиг, архив, союзники, подводники, 1944, офицеры, освобождение Европы, "Правда", мемуары, Крым, будни войны, 1945, Акт о капитуляции Германии, взятие Берлина, Победа

1941-1945

"Месть подлым выродкам"

Калининский фронт

Борис Полевой, газета «Правда», 10.01.1942 года

Вот он этот необычный документ — четвертушка тетрадного листа в косую линейку, на котором химическим карандашом крупным решительным почерком выведено:

«Приговор.

Именем Советских Социалистических Республик суд партизанского отряда приговаривает бывшего трактирщика, ныне предателя и гада, продавшегося немцам и назначенного ими волостным старшиной — Дьяконова Николая, и бывшего конокрада, вора, волостного писаря, выдавшего за мешок муки немцам семьи коммунистов и советского актива — Федора Креушева, — к смертной казни, расстрелу. Председатель суда П. Секретарь суда Л.».

Партизанский суд, вынесший этот приговор, состоялся недавно в глубоком немецком тылу, в сотнях километров от линии фронта, в Холмском районе. Калининской области. Ворвавшиеся в этот район немцы принялись безудержно грабить местное население. Чтобы придать своим грабежам какую-то видимость законности, они отыскали бежавших из тюрем уголовников, подходящих им людей, назначили их волостными старшинами, сельскими старостами и так называемыми хозяеводами.

С помощью их они начали выкачивать у населения сначала колхозный урожай, а потом и добро колхозников- из комодов и сундуков. Большинство этих «представителей местной власти» были матерыми ворами, специалистами по кражам и взломам. Но колхозники зарывали свое добро в землю, опускали его в колодцы, сыпали зерно в озеро — пусть пропадет, лишь бы не досталось врагу.

Тогда так называемый старшина Морховской волости Дьяконов по приказу немцев собрал всех сельских старост. Он должен был выдать им оружие и сообщить, что отныне они могут безнаказанно, без суда и следствия, расстреливать каждого, кто будет прятать свое или колхозное добро.

Когда старосты собрались в волостное правление, неожиданно явились двое незнакомых мужчин. Один из них заявил, что немецкий комендант поручил ему поговорить по секрету со старшиной и писарем, и вызвал их в коридор. Другой незнакомец сел курить в углу, где лежало оружие. Докурив цигарку, он неторопливо встал, снял замки с пулеметов, вынул затворы винтовок и скрылся в ночи, оставив перепуганных старост.

За селом он догнал своего товарища, который с немецким автоматом наготове вел в лес старшину и писаря. Через несколько часов предатели предстали перед партизанским судом. Суровые, бородатые люди, сидевшие у костров, долго допрашивали их. Потом тот, кто ходил, в волость — партизан Л., огласил приговор. В лесной тишине раздались два пистолетных выстрела. Они прозвучали тихо, но эхо отдалось по всей округе. И на следующий день, не дожидаясь партизанской мести, из всех ближайших волостей все старшины, старосты и хозяеводы бежали, как говорится, в неизвестном направлении.

Это — лишь один из многочисленных партизанских судов, состоявшихся в последнее время в оккупированных немцами районах Калининской области. По приговору таких судов был расстрелян партизанами бывший царский полицейский, назначенный немцами старостой в деревне Березовка, Пеневского района, Николай Никитин; уничтожены бывшие воры Потор и Зайцев, назначенные немцами хозяеводами колхозов Шешуринского сельсовета, Сережинского района. В селе Фотьево, Торопецкого района, партизанская пуля настигла Ивана Ледника, бывшего торговца, назначенного немцами волостным старшиной.

Атмосфера жгучей народной ненависти окружает предателей, которые служат немцам. Немецкие хозяева этим серьезно обеспокоены. Был издан даже приказ германского командования об «охране от партизан личной жизни, а также имущества людей, служащих германскому командованию».

«За нанесение ущерба таковым лицам, — говорится в приказе, — виновные будут расстреляны. За ненахождение виновных будет расстреливаться каждый десятый из деревни, где нанесен ущерб». Волостные-старшины теперь охраняются немецкими солдатами с автоматами. Не помогает!

Народная ненависть к предателям перехлестывает через все барьеры. В том же Сережинском районе колхозники сожгли все дома и постройки, принадлежащие предателям или ими захваченные. В селе Власовка, Октябрьского района, бывший бандит Андрей Зимин показывал немцам, куда колхозники зарывали свое зерно. Партизаны поймали его, заперли в амбар, где хранилось зерно, предназначенное для отправки в Германию, и сожгли вместе с мешками. В селе Звягино, того же района, 70-летний колхозник Василий Токарев убил топором немецкого прихвостня, когда тот зашел к нему во двор, чтобы поймать курицу на завтрак господам офицерам. Старика расстреливали публично на площади перед церковью. Перед смертью он крикнул колхозникам:

— Бейте немецких иродов и еще пуще бейте их прихвостней, не давайте им житья!

Святая, неукротимая месть советского народа всюду настигает предателей, подлых выродков, продавшихся немцам.

Источник: газета "Правда", 11.01.1942 года

Читайте также:

Брестская крепость

Сталинградская битва

"Правда фронтового разведчика"

"Беспощадная бойня Восточного фронта"

"Цена жизни"

"Передовой отряд смерти"

"Воспоминания о войне"

"Последний солдат третьего рейха"