Великая Победа.Правда Войны

Пакт о ненападении, план "Барбаросса", Великая Отечественная война, Брестская крепость, 1941, Битва за Москву, Красная Армия, лица войны, фронтовая разведка, 1942, народное ополчение, "Красная звезда", публицистика войны, СССР, Сталинград, документы, каратели, немецкая армия, артиллерия, сводки с фронтов, 1943, Ржевская трагедия, блокада Ленинграда, НКВД, воспоминания, солдаты, плакаты, Курская дуга, десантники, память войны, танковые сражения, годы войны, партизанское движение, воздушные дуэли, операция "Багратион", самоотверженный подвиг, архив, союзники, подводники, 1944, офицеры, освобождение Европы, "Правда", мемуары, Крым, будни войны, 1945, Акт о капитуляции Германии, взятие Берлина, Победа

1945 год

Битва за Берлин

111 В конце марта 1945 года, в 60 километрах восточнее Берлина, в районе города Кюстрин, в результате успешных наступательных действий соединений 1-го Белорусского фронта был образован выступ вглубь немецкой обороны. Площадь кюстринского плацдарма позволяла сосредоточить на нём крупную войсковую группировку, способную осуществить крупномасштабную операцию по захвату столицы Германии.

Второго и третьего апреля 1945 года директивами Ставки Верховного Главнокомандования СССР перед войсками 1-го Белорусского под командованием маршала Жукова Г.К. и 1-го Украинского(командующий- маршал Конев И.С.) была поставлена задача окружения и взятия Берлина.

Основной удар по немецкой столицы должна была нанести 8-я Гвардейская армия под командованием генерала В.И.Чуйкова при поддержке 5-ой ударной армии генерала Н.Э.Берзарина. Остальные соединения 1-го Белорусского фронта, в том числе и 1-я Армия Войска Польского, фланговыми охватами с северного и южного направлений должны были оукружить город и выйти к рубежам рек Эльба и Одер западнее Берлина.

Войска 1-го Украинского фронта по первоначальному замыслу советского командования должны были действовать южнее Берлина, не принимая непосредственного участия в штурме города.

Немецкую столицу обороняли группы армий "Центр" и "Висла", общей численностью около одного миллиона человек, при поддержке 1,5 тысяч танков, более 3 тысяч самолётов о более 10 тысяч орудий и миномётов. Берлин опоясовывали три полосы обороны, состоящие из мощных укреплённых опорных пунктов сопротивления, многочисленных минных полей , противотанковых препятствий и проволочных заграждений.

Берлин являлся одним из крупнейших городов мира с населением в несколько миллионов жителей. Немецкая столица являлась важным транспортным узлом Германии, здесь пересекались многочисленные пути железнодорожных сообщений. К началу весны 1945 года в городе осталось не более 2,5 миллионов горожан, остальные, воспользовавшись тридцатью городскими вокзалами, в течении последних недель, по возможности, покидали город.

Политическое руководство Германии объявило Берлин городом-крепостью. Немецкая столица была поделена на сектора обороны, перекрыта баррикадами и заграждениями. Баррикады сооружались на промышленной основе и представляли собой тщательно подготовленные укрепления из камня, древесины, железных конструкций высотой до двух с половиной метров и толщиной около двух метров.

В городской черте протекало несколько рек, самая крупная из которых- Шпрее, что влекло за собой многочисленную сеть каналов и мостов, создавая естественные препятствия для штурма города. Разветвлённая система берлинского метро с подземными коммуникациями и возможностями скрытного передвижения, также значительно осложняло задачу атакующим войскам. Мосты, здания, подходы к баррикадам активно минировались.

К середине апреля 1945 года советское командование сосредоточило на берлинском направлении порядка двух с половиной миллионов солдат и офицеров, более 6 тысяч таноков, 40 тысяч орудий и миномётов, 7,5 тысяч самолётов.

14-го и 15-го апреля по всей линии фронта соединенния Красной Армии предприняли разведку боем. Имитация наступательных действий ввела в заблуждение немецкое командование относительно направлений основных ударов советских войск и позволила более точно выяснить структуру оборонительных позиций и место расположения огневых точек германских войск.

Шестнадцатого апреля в пять утра по московскому времени войска 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов начали берлинскую наступательную операцию. Массированый артиллерийский обстрел немецких позиций продолжался не более тридцати минут, затем в бой вступили пехотные части при поддержке танков, авиации и артиллерии.

Впервые в военной истории на позиции обороняющихся войск были направлены 143 мощных зенитных прожектора с целью ослепить противника.В свете этих прожекторов пехота при поддержке танков перешла в атаку, в то время как артиллерия перенесла огонь в глубь вражеской обороны. Однако, ожидаемого эффекта от применённого электричества не получилось. Генерал В.И.Чуйков, командующий 8-ой Гвардейской армии, вспоминал: "Более сотни сильных прожекторов освещали поле битвы. Хотя наше наступление проходило точно по плану, но реальность внесла свои собственные поправки. Мощные лучи прожекторов уперлись в плотную клубящуюся завесу из гари, дыма и пыли, поднятую над позициями противника. Они проникали сквозь эту завесу не далее чем на сто пятьдесят - двести метров. Согласно приказу атака началась до восхода солнца. Свет прожекторов должен был помочь вести бой в темноте. Но с моего выдвинугого вперед наблюдательного пункта, который находился на высоте 81,5, в нескольких сотнях метров позади выстроенных в ряд прожекторов, мы не могли наблюдать за полем битвы.

Только по взрывам артиллерийских снарядов мы могли предполагать, что же там происходило. Как на грех, еще и ветер дул навстречу. В результате непроницаемая мгла окутала и нашу высотку. Прожектора помогали атакующим подразделениям относительно мало. Их поочередно включали и выключали; солдатам казалось, что перед ними возникают препятствия, поэтому они часто теряли ориентацию. Зрение человека не в состоянии быстро приспособиться к быстрой смене света и темноты. Даже тогда, когда в темном помещении загорается обычная лампочка, человек на мгновение теряет зрение. При выключении света или при выходе из ярко освещенного помещения в темноту он не может ничего увидеть до тех пор, пока его глаза не привыкнут к темноте. Поэтому при атаке прожектора не могли сыграть ту роль, которую им предназначал их "изобретатель" маршал Жуков.

Вместо пользы они приносили даже вред. На многих участках в полосе атаки подразделения останавливались перед ручьями и каналами, которые пересекали долину, и дожидались рассвета, чтобы рассмотреть препятствия, которые им предстояло преодолеть."

Часть прожекторов быстро вышла из строя, некоторые были уничтожены огнём противника, ночной туман и дым после артподготовки: всё это уменьшило воздействие "нового оружия", но определённый психологический эффект, безусловно, сработал.

В первый же день наступления советские войска взломали оборону противника и продвинулись на несколько километров вперёд.Сопротивление немецких войск было крайне ожесточённым. Особенно упорные бои развернулись в районе города Зеелов, возвышенная местность над которым- Зееловские высоты, была оборудована в мощный укреплённый рубеж, все подходы простреливались артиллерийским и пулемётным огнём. Фронтальные атаки не принесли должного результата. Прорыв обороны с северного и южного флангов позволил захватить Зееловские высоты по истечении нескольких дней штурма.

Первые пять дней наступления продвижение войск Красной Армии было незначительным. Немецкое командование бросало в бой все имеющиеся резервы. Воюющие стороны несли значительные потери. С 21-го апреля темпы советского наступления увеличились, достигая десяти километров в день. Двадцать второго апреля передовые части 1-го Белорусского фронта достигли пригородов Берлина.1

Двадцать пятого апреля в нескольких километрах западнее немецкой столицы соединились части 4-ой Гвардейской танковой армии 1-го Белорусского и 2-ой Гвардейской танковой армии 1-го Белорусского фронтов, в результате кольцо окружения вокруг Берлина окончательно сомкнулось.

Десять дней непрерывных боёв в условиях ожесточённого сопротивления противника существенно понизили боевой состав наступающих соединений Красной Армии. Планы Ставки Верховного Главнокомандования СССР относительно немедленного взятия Берлина оставались неизменными, не предусматривалось каких-либо пауз для перегруппировки сил и подтягивания резервов. Общая численность советских войск принимавших непосредственное участие в щтурме города составляла около 460 тысяч солдат и офицеров.

Ещё 13 апреля-го войска осаждённной немецкой столицы были ознакомлены с воззванием рейхсканцлера Германии Адольфа Гитлера, в котором в частности говорилось: "мы ожидали этого наступления и с января месяца этого года сделали все, чтобы построить мощный фронт. Огромная по своей численности артиллерия встретит врага. Потери нашей пехоты были пополнены многочисленными новыми формированиями. Временные боевые формирования, вновь сформированные воинские части и фольксштурм укрепят наш фронт... На этот раз большевики разделят известную из истории судьбу Азии, то есть они истекут кровью перед столицей германского рейха...

Кто в этот грозный час не исполняет свой долг, тот действует как предатель нашего народа. Те полки или дивизии, которые оставляют свои позиции, ведут себя так позорно, что они должны стыдиться женщин и детей, которые стойко держатся под бомбовым террором в наших городах...

Если в эти ближайшие дни и недели каждый солдат на Восточном фронте выполнит свой долг, последний штурм Азии потерпит крах, точно так же, как в конце концов потерпит неудачу и вторжение наших противников на Западе. Берлин останется немецким, Вена снова станет немецкой, а Европа никогда не будет русской."

Берлинский гарнизон в апреле 1945 года насчитывал порядка 50 тысяч бойцов, к ним также присоединились: остатки разгромленных соединений, защищавших подступы к Берлину; полицейские подразделения; отряды народного ополчения("фолькштурм"), созданные в конце 1944 года на основе призыва мужчин в возрасте от 16 до 60 лет; соединения "гитлерюгенда"- молодёжной организации Германии, объединявшей подростков с четырнадцатилетнего возраста. Точной статистики не проводилось, приблизительные подсчёты, по разным оценкам, приводят от 100 тысяч до 300 тысяч человек, которые в этой кровавой агонии гибнущего нацистского государства вынуждены были бессмысленно защищать берлинские улицы.

1 Боевые действия в черте города не позволяют активно применять артиллерию и авиацию. Советские войска использовали тактику штурмовых групп, каждая из которых имела в составе по несколько десятков бойцов и состояла из автоматчиков, снайперов и сапёров. Штурмовой отряд продвигался по своей стороне улицы, параллельное движение на противоположной стороне осуществляла другая штурмовая группа. Танковые подразделения оказывали огневую поддержку, часто выдвигаясь на остриё атаки.

"Важным инструментом борьбы в штурмовой группе,-пишет военный историк А.В.Исаев,- были средства задымления. Одной из типовых технологий штурма зданий была следующая. После артподготовки, поднимавшей кирпичную пыль и дым, штурмовая группа прорывалась в здание. Проводила задымление улицы и обеспечивала прорыв под прикрытием дымовой завесы основных сил подразделения. Накопление в штурмуемом объекте крупных сил позволяло очистиь его от противника. Задымление также широко применялось для прикрытия переправ через каналы."

Строгой линии фронта не существовало. Приказы немецкого командования, в связи с нарушенными коммуникациями, часто не доходили до автономных воинских соединений, которые, оказывая вооружённое сопротивление бойцам Красной Армии, самостоятельно выбирали тактику боя и свои передвижения.

1

Сотрудник Генерального штаба Германии ротмистр Больдт свидетельствует: «Поскольку сообщения из различных городских районов становились все менее надежными и все более противоречивыми, мы перешли к тому, что стали добывать информацию о положении в городе из первых рук. Для этого использовалась общественная -телефонная сеть Берлина, которая все еще продолжала более или менее исправно работать. Мы просто звонили своим знакомым в те городские районы и на те улицы, где шли бои, или же набирали наугад подходящие номера из телефонного справочника. Такая довольно примитивная для Верховного главнокомандования германских сухопутных сил форма рекогносцировки действительно давала необходимый результат.

- Скажите, пожалуйста, милостивая государыня, у вас уже были русские? - спрашивали мы.

- Да, - испуганно звучало в ответ чаще, чем нам этого хотелось бы, - полчаса тому назад здесь были двое русских. Это были люди из экипажей примерно дюжины танков, которые стояли на перекрестке. У нас здесь не было боев. Четверть часа тому назад я могла видеть из своего окна, как танки оmравились в сторону района Целендорф. Таких сообщений мне было вполне достаточно. Собранные воедино, они давали довольно полную картину, значительно более точную, чем донесения от воинских частей".

Командующий 1-ым Украинским фронтом Красной Армии маршал Конев И.С. писал в своём дневнике: "День и ночь не утихает битва за Берлин... Нацисты подготовили город для длительной обороны, которая опиралась на хорошо оборудованные оборонительные узлы. Чем глубже наши войска проникали в город, тем ожесточеннее становилась борьба. Каменные строения с массивными стенами отлично подходили для организации обороны: окна в стенах многих зданий были замурованы, немцы оставили в них только узкие бойницы. Несколько таких укрепленных зданий представляли собой оборонительные узлы, стороны которых прикрывались баррикадами... Вся система обороны была организована очень основательно. У противника имелось огромное количество фаустпатронов, которые в условиях уличного боя превратились в грозное оружие в борьбе с танками.

1 Немалую роль играли и подземные коммуникации, которые пронизывали весь город: бомбоубежища подвального типа, туннели метро и система канализации использовались для перегруппировки войск и для подвоза боеприпасов. Тем самым противник преподносил нам множество неприятных сюрпризов. Часто случалось, что наши войска захватывали какой-нибудь вражеский опорный пункт и считали, что бой закончен. Но потом из подземных туннелей неожиданно появлялись разведывательные группы противника, диверсанты или снайперы и вновь начинали сражаться в нашем тылу. Такие действия противника часто ставили нас в тяжелое положение ...

Продвижение наших войск к центру Берлина затруднялось еще целым рядом других обстоятельств. В центральной части города находилось очень много бункеров из железобетона. В них могли размешаться от двухсот до тысячи солдат. Мы встречали да:ж:е пятиэтажные бункеры высотой до 36 метров, стены которых были толщиной от одного до трех метров. Для полевой артиллерии такие оборонительные сооружения были неуязвимы. На крыше таких бункеров, как правило, были установлены зенитки, которые вели огонь не только по нашим самолетам, но и били прямой наводкой по нашим танкам и сопровождающей их пехоте..

1

Эти бункеры ... составляли главную опору обороны центра Берлина. Кроме того, немцы оснастили многие пулеметные гнезда железобетонными куполами. Где бы наши солдаты ни наступали, их всегда встречал плотный заградительный огонь. В Берлине имелось большое количество зениток, которые играли очень большую роль в уличных боях и особенно при отражении танковых атак. Наряду с фаустпатронами зенитная артиллерия нанесла нашим танковым войскам наибольшие потери: в ходе Берлинской операции нацисты уничтожили более 800 танков и самоходок, большинство из них во время уличных боев в самом городе.

Чтобы снизить наши потери, мы изобрели простой, но очень эффективный метод. Мы оснастили наши танки так называемым защитным экраном, который изготавливался из жести или стальных листов. Фаустпатрон, который выпускался по танку, пробивал "«защитный экран", а поскольку за ним было пустое пространство, фаустпатрон не мог причинить самому танку никакого вреда ...

Фаустпатронами в основном были вооружены батальоны фольксштурма, то есть подразделения, основу которых составляли пожилые люди и молодежь. Эти фаустники, которые почти не имели военной выучки и боевого опыта, были грозными противниками наших войск. Ведь фаустпатрон относится к тому виду оружия, которое легко придает уверенность даже совсем необученному бойцу: он едва успел стать солдатом, а уже способен совершить особенный военный подвиг. Я должен признать: в основном эти фаустники сражались до самого конца битвы очень хорошо. Они сдавались только тогда, когда у них действительно не оставалось никакого другого выхода.

То же самое относится и к офицерам, хотя прежний боевой дух и был ими утерян. Они потеряли всякую надежду. Только горькое ожесточение переполняло их душу и определяло борьбу, которую они готовы были продолжать до тех пор, пока не получали приказ капитулировать. Казалось, что бойцы фольксштурма были охвачены таким чувством, которое точнее всего можно было охарактеризовать как истеричное стремление к самоуничтожению. Эrи защитники Третьего рейха, среди которых встречалось много совсем молодых людей, до самой последней минуты верили и надеялись, что произойдет чудо".

Ожесточённые бои проходили по всему Берлину, который превращался в пылающие развалины. Красная Армия, занимая квартал за кварталом, неуклонно продвигалась к центру города. Один из немецких солдат впоследствии вспоминал: "Над нашими головами рвутся снаряды. Они крушат стены, валят деревья, наполняя воздух свистом осколков. Танки медленно, но верно катят вперед, ночное небо лижут огненные языки. Мы, как безумцы, ведем по танкам ответный огонь, чтобы замедлить наступление пехоты, которая наверняка идет вслед за ними. Неожиданно где-то вверху грохочет взрыв, и на нас летят куски каменной кладки".

Тридцатого апреля немецкое командование направило в расположение 8-ой Гвардейской армии парламентёра в лице начальника Генерального штаба Германии генерала Г.Кребса с предложением о прекращении огня и перемирии. 1Данные условия не были приняты высшим политическим руководством СССР, которое настаивало на безоговорочной капитуляции Германии, без каких-либо условий с немецкой стороны.

Боевые действия, приостановленные в Берлине на несколько часов, возобновились в ночь на первое мая 1945 года. Спустя сутки, командующий берлинским гарнизоном генерал Г.Вейдлинг принял советские условия о безоговорочной капитуляции. Войска оборонявшие Берлин прекратили сопротивление, сложили оружие и начали сдачу в плен.

Московский корреспондент нью-йоркской газеты "Таймс", прибывший 3 мая в Берлин, сообщал: «В слепящих лучах прожекторов в течение всей ночи и до самого утра колонны немецких пленных шагали из центра захваченного Берлина в лагеря для военнопленных на окраинах города. Большинство солдат, которые вчера во второй половине дня по приказу генерала артиллерии Вейдлинга прекратили огонь, из-за пережитых во время артобстрелов и бомбардировок мук производило впечатление полубезумных. Растрепанные, заросшие щетиной и грязные, они выходили с белыми повязками на рукаве из подвалов, бомбоубежищ, подземных станций метро, вылезали из канализационных люков и руин домов. Некоторые швыряли свое оружие с озлобленным, свирепым выражением лица на землю. Другие вели себя более послушно и складывали свое оружие в кучи, как им бьmо приказано. Многие истерично хохотали и никак не могли остановиться, когда шагали в колонне по улицам разрушенного города. Русским пришлось приложить немало усилий, чтобы оказаться достойными этого исторического момента. Сразу бросалась в глаза разница между поверженным врагом и свежевыбритыми победителями в блеске боевых орденов и медалей, в выглаженной форме и начищенных высоких сапогах".

Поздним вечером восьмого мая 1945 года фельдмаршал В.Кейтель, от имени высшего немецкого военного командования, подписал Акт о безоговорочной капитуляции германских вооружённых сил.

Начало этого исторического документа гласило:" Мы, нижеподписавшиеся, действуя от имени Германского Верховного Командования, соглашаемся на безоговорочную капитуляцию всех наших вооруженных сил на суше, на море и в воздухе, а также всех сил, находящихся в настоящее время под немецким командованием, — Верховному Главнокомандованию Красной Армии и одновременно Верховному Командованию Союзных экспедиционных сил. Германское Верховное Командование немедленно издаст приказы всем немецким командующим сухопутными, морскими и воздушными силами и всем силам, находящимся под германским командованием, прекратить военные действия в 23-01 часа по центрально-европейскому времени 8-го мая 1945 года, остаться на своих местах, где они находятся в это время и полностью разоружиться".

Акт о капитуляции, поставивший точку в полном и окончательном разгроме Германии, от лица командования Красной Армии подписал маршал Советского Союза Г.К.Жуков и представители США, Великобритании и Франции- союзных нашей стране государств в войне против Германии.

Читайте также:

Сталинград

"Ржевская мясорубка"

"Кроваво-красный снег"

"Беспощадная бойня Восточного фронта"

Женщины-солдаты

"Передовой отряд смерти"

"Я был власовцем"

"Блокада Ленинграда"

Штрафные батальоны

"Хроника рядового разведчика"

Каратели

"Последний солдат третьего рейха"