Великая Победа. Правда Войны

Пакт о ненападении, план "Барбаросса", Великая Отечественная война, Брестская крепость, 1941, Битва за Москву, Красная Армия, лица войны, фронтовая разведка, 1942, народное ополчение, "Красная звезда", публицистика войны, СССР, Сталинград, документы, каратели, немецкая армия, артиллерия, сводки с фронтов, 1943, Ржевская трагедия, блокада Ленинграда, НКВД, воспоминания, солдаты, плакаты, Курская дуга, десантники, память войны, танковые сражения, годы войны, партизанское движение, воздушные дуэли, операция "Багратион", самоотверженный подвиг, архив, союзники, подводники, 1944, офицеры, освобождение Европы, "Правда", мемуары, Крым, будни войны, 1945, Акт о капитуляции Германии, взятие Берлина, Победа

Партизанское движение

1941-1945

"Информационное сообщение о состоянии партизанского движения с 29 октября 1941 года по 9 июня 1942 года."

(орфография и пунктуация сохранены)

Решением бюро ОК ВКП(б) и приказом Военного Совета 51-й армии 29 октября 1941 г. я был послан в лес по должности начальника Главного штаба партизанского движения Крыма. В партизанских отрядах я пробыл с 29 октября 1941 г. по 9 июня 1942 г. Эвакуирован по состоянию здоровья.

На поставленные вопросы сообщаю: 1. Штаб партизанского движения формировался в период действия партизанских отрядов, так же, как и сами отряды, формировались частично в период действий, в известной мере стихийно, без достаточной проверки людей, в результате чего в отряды пробрались предатели, дезертировали и в ближайшие же дни привели фашистов на продовольственные базы с целью их хищения.

Первым отрядом, который лишился баз и подвергся нападению, преследованию, был Алуштинский отряд (начало декабря 1941 г.), а впоследствии другие отряды и Главный штаб (12 декабря 1941 г.). Алуштинский отряд уже в декабре 1941 г. перешел в продовольственном отношении на иждивение отряда Северского, а Главный штаб имел только 1/3 заготовленных продуктов Большое количество продуктов разграблено было и в других отрядах (отряды т.т.Чусси, Селезнева, Автомонова и отряды Севастопольского 5-го района, куда привел фашистов предатель Ибрагимов, он же заготавливал и дислоцировал базы 5-го района).

Количество заготовленных продуктов вообще было на 3—4 месяца, а при условии потери баз продовольственное положение стало крайне напряженным, даже в феврале 1942 г., причем оставшиеся продукты расходовались в отрядах бессистемно и без учета (отряды 3-го района и Евпаторийский отряд). Много продуктов ушло на питание войсковых частей, которые то соглашались остаться в партизанских отрядах, то меняли свое решение и, получив продукты, уходили в Севастополь (часть майора Изогенова и генерал- майора Аверкина).

Техническая закладка продовольственных баз проводилась непродуманно и небрежно, имелись случаи закладки баз одного ассортимента, это вело к тому, что в случае разгрома базы отряд оставался, например, только с сахаром, или только с мукой или солью, т. е. тактическая мысль при базировании не учитывалась. Ямы баз предварительно не просушивались, в результате чего пропало — сгнило много продукт.

Оставлены были продукты так же и на основных базах (Аспорт, Холодная вода, Чучель), из которых не успели вывезти продукты в глубинные пункты леса. Имелись также случаи, когда лица, которые закапывали продукты, впоследствии не могли найти этих ям. Оказалось, что они в тот период работали бесконтрольно, пьянствовали (Главштаб — Якушев, Диденко и др.).

Считаю, что заготовка баз проведена непродуманно, бесконтрольно, неряшливо, без тактической мысли, лица, базирующие базы, были недостаточно проверены, в большинстве из местных татар.Уже в феврале месяце 1942 г. начался отстрел оленей, что в основном и стало пищей многих отрядов. По майскому ориентировочному подсчету было убито около 1500 оленей и коз, но отсутствие мучных продуктов и сахара все же постепенно истощало силы людей, а к концу марта наступил голод (случаи голодной смерти).

Зам. командующего т. Северский и комиссар т. Никаноров приняли энергичные меры — проведение отрядами продовольственных операций и одновременно добивались связи с командующим т. Мокроусовым и Севастополем, в результате чего от т. Мокроусова в начале апреля 1942 г. прибыло 35 человек связных и принесли концентраты, которые фактически спасли партизан от голодной смерти. Одновременно отряды с боем сумели достать для питания несколько лошадей, пшеницу и муку. Были такие тяжелые дни, когда партизаны жарили и кушали свои постолы, оленью кожу и мясо убитых лошадей 6-месячной давности (дорога Алабач).

Одной из удачных продовольственных операций была операция на мельницу Шуры, где партизанский объединенный отряд в количестве 120 человек забрал гарнцевый сбор — 60 пудов пшеницы и 15 пудов муки. Особенную роль боевого охранения оперируемого отряда сыграла диверсионная парашютная группа т. Киселева, как наиболее сильная (неис- тощенная), недавно прибывшая с «Большой земли». При налете на мельницу был захвачен «язык» — городовой, впоследствии вынужденно давший ценные агентурные сведения о предстоящем наступлении немцев на штаб т. Северского. Городовой был расстрелян.

Одновременно наиболее слабых людей направляли на поля «Сараман», где они копали мерзлую картошку «крахмал» и подкармливались на этих полях, но эта возможность через 15—20 дней была ликвидирована, группы больных стали обстреливаться противником.

В этот исключительно тяжелый продовольственный момент противник прислал нам предателя Иваненко (быв. нач. штаба 5-го района), перешедшего к фашистам. В документах гестапо, которые принес Иваненко, говорилось о том, что оно знает тяжелое продовольственное положение партизан, что гестапо точно известна дислокация и изнеможенность всех отрядов, а поэтому оно предлагает партизанам сложить оружие и обещает пощаду, в противном случае отряды будут уничтожены. Кроме того, гестапо сообщало, что их представителем является Иваненко, а также назначало место и время встречи для капитуляции.

Ответ был простой — Иваненко расстреляли, отряды предупредили о готовящемся нападении, а через два дня мы вели ожесточенные бои с наступающими фашистами — такой был ответ командования и партизан. Всего в отрядах 3-го, 4-го и 5-го районов умерло от голода (истощения) примерно до 400 человек (точных данных дать не могу). Имели место случаи людоедства в отряде т. Макарова — людоеды были расстреляны.

С момента озеленения леса стало значительно легче — партизаны стали пользоваться молодым лесным луком, крапивой, липовым листом и другой зеленью. Больше всего пострадали от голода Алуштинский отряд и все 3 Симферопольских отряда.

Вскоре восстановилась связь с «Большой землей» и Севастополем, систематическая сброска с самолетов продуктов быстро восстановила силы партизан, в результате чего повысилась эффективность боевых операций на коммуникациях противника, партизаны сами шли к командиру и комиссару отряда и просили направить их на боевые операции. Даже женщины, ранее занимающиеся хозяйственными работами в отряде (отряд т. Ермакова), создали боевую группу и отправились на операцию.

2. Как партизанские отряды, так и Главный штаб к началу действий вооружением и боеприпасами совершенно обеспечены не были (за некоторым исключением). Вооружение и боеприпасы добывались партизанами на дорогах отступления 51-й армии, главным образом у дезертиров, а также вооружение пополнялось бойцами Красной Армии, пришедшими в партизанские отряды с трофейным оружием, в результате чего к 10—15 ноября 1941 г. все отряды вполне удовлетворительно были обеспечены вооружением и боеприпасами.

В апреле и мае 1942 г. вооружение, боеприпасы и взрыв-вещества, а также средства воспламенения значительно и в достаточной мере было пополнено сброской этого имущества на парашютах. За весь период в 3,4 и 5 районах нужды в боеприпасах и вооружении не было. Даже наоборот, представилась возможность подбросить людьми боеприпасы в 1 и 2 районы, где в этом ощущалась нужда.

В случаях, когда фашистам удавалось захватить оружие, они ломали его на мелкие части, простреливали кухонную и столовую посуду, даже консервные банки с тем, чтобы ухудшить бытовые условия партизан, захватывали с собой лучшее обмундирование, а худшее рвали или сжигали.

Особенно с ненавистью уничтожали фашисты захваченные медикаменты и хирургический инструмент, а также типографский шрифт (местечко Бурла-Кош). Трудно описать зверства, чинимые фашистами с населением, симпатизирующим партизанам, и особенно партизанами. В марте месяце фашисты сожгли греческую деревню Чаир, расстреляли мужчин-шахтеров, а их семьи увезли в Бахчисарай и там повесили. Расстреляли также рабочих Бешуйских копей.

В ответ на это зверство партизаны выловили и расстреляли предателей и посредством листовок оповестили об этом население ближайших населенных пунктов, предупредив, что партизаны только так будут поступать с предателями. 12 декабря 1941 г. фашисты на Чучели расстреляли жену и 7-летнего ребенка партизана Лесничего, в апреле месяце 1942 г. застрелили на руках у матери Рябошапко грудного ребенка, в лагерях отряда т. Селезнева сожгли в шалаше 5 человек тяжело раненных партизан и медицинскую сестру, предварительно издевались над ней.

3. Между отрядами существовала и существует только живая связь. Связные преимущественно являются стабильными, хорошо изучившими секретные маршруты между отрядами и штабом. Связь с 1 и 2 районами, а также связь с командующим — живая, но очень длительная и опасная, что, по моему мнению, затрудняет руководство командующего и задерживает информирование его об обстановке и его указания, а последнее время — апрель-май — совершенно связь отсутствовала.

Радиосвязь группы т. Северского с Краснодаром и Севастополем установлена только в апреле месяце при помощи радиостанций группы т. Ки- селева. Три радиостанции 6-ПК, которые были присланы т. Смирновым из Ялты и Севастополя, оказались негодными и были использованы как приемники, причем присылаемые радисты оказывались неподготовленными.

Связь самолетами с Севастополем была установлена благодаря энергичным действиям летчика т. Герасимова — Героя Советского Союза. За период 8 месяцев радиоприемники в отрядах частично пришли в негодность, а частично были уничтожены фашистам при внезапных налетах на отряды. Приемников осталось только 2 (в отряде т. Чусси и Макарова), и те заканчивают питание, однако сводки Информбюро принимаются и размножаются по отрядам регулярно.

4. Партийно-политическая работа в отрядах проводится нормально и на высоком идейно-политическом уровне. В последних числах апреля и первых числах мая месяцев 1942 г. проведены отчетно-перевыборные собрания партийных организаций. Газеты, сбрасываемые с самолетов, как правило, немедленно рассылаются по отрядам, там проводится читка их с бойцами, впоследствии использованные газеты забрасываются разведкой в населенные пункты.

За все время выпущено 4 номера газеты «Крымский партизан» и несколько (3 или 4) листовки для населения. Примерно с середины апреля месяца газета и листовки не печатались. Боевые листки в отрядах выходят также не регулярно. В мае месяце проведена была подписка на займ в фонд обороны, в результате сдано в фонд обороны 100.000 руб. Лучшие показатели по подписке дал отряд т. Селезнева (комиссар т. Филиппов). Организован прием, а также отправка личной почты и денег партизанам.

В целях воспитания бойцов-партизан проводятся открытые заседания военного трибунала и приведение приговоров в исполнение. Регулярно проводятся также и открытые собрания отрядов, совещания командного и политического состава. 1 Мая был проведен первомайский митинг с информацией по приказу т. Сталина.

5. Большой тяжестью для партизанских отрядов в смысле их маневренности являются раненые и больные. Последнее время, в особенности в связи с тем, что фашистское зверье стало охотиться за ранеными партизанами, вынуждены свои санитарные части выносить в даль отряда, в глубь леса, в наиболее глухие места, тщательно их конспирировать, и это мероприятие оправдало себя — жертв раненых при отходах отрядов стало меньше.

6. Главный врач Полина Васильевна Михайленко пользуется среди партизан большим уважением и любовью. И действительно, она этого заслужила. В самых неблагоприятных, тяжелых и опасных условиях раненым и больным создаются все же всевозможные условия, питаются они также значитель но лучше. Медикаменты и перевязочные средства в крайне незначительном количестве в мае месяце получены из Севастополя. Считаю, что необходимо увеличить и систематизировать сброску медикаментов по заявке штаба т.Северского и организовать систематическую вывозку на самолетах раненых и больных.

7. Боевые операции отрядов начались в первых числах ноября месяца. Операции проводились с большим напряжением, в особенности на Суате отряды т. Северского и на Аспорте, Холодной воде — отряды тт. Чусси и Автомонова. В результате упорных боев противник откатился от Суата и был задержан на дороге Бешуй—Алушта. Особенно упорно вела бои группа моряков, вошедшая в отряды т. Северского. В средних и последних числах ноября 1941 г. бои возобновились в районе Аспорта, Корбека, Государственного заповедника и Бешуйских копей, которые к этому времени были взорваны и зажжены партизанами.

Уже к декабрю фашисты, видимо, поняли серьезность борьбы с партизанами и решили 12 декабря разгромить партизанское движение, бросив на проческу всего леса две германо-румынские дивизии. Бои продолжались два дня, в результате чего мы потеряли только 17 человек, некоторое продовольственные базы (Барла-Кош, Чучель), госпиталь на Барла-Коши и полмиллиона денег. Были уничтожены, сожжены лесные казармы на Аспорте, Холодной воде, Чучель, Вапалахе и центральной усадьбе государственного заповедника. Большинство отрядов в результате боев только переменили свою дислокацию, а немцы во все горло кричали о полном разгроме партизанского движения и его штаба.

Однако здесь же обещали 10000 золотом тому, кто убьет или доставит труп т. Мокроусова. Несколько позже появились листовки гестапо с обращением к партизанам о сдаче и всяческие ругательства по адресу т. Мокроусова. В ответ на это партизаны выпустили к населению свои листовки в ти- пографском издании, изобличающие фашистскую политику. Среди коллектива заповедника уже в то время оказалось 3 предателя, один из которых был пойман и расстрелян (фамилий их не помню). 12 человек, в том числе женщины, вместе с директором заповедника т. Рынковским ушли в лес в заранее приготовленную землянку, а остальные были отправлены немцами в Алушту.

Через 10 дней (22 декабря 1941 г.) фашисты вновь повторили налет на базы Главного штаба (Чучель и Барла-Кош), ограбили их и пристрелили раненых, спрятанных в одном из ущелий Барла-Коша. После этих двух налетов (прочесок) противник, видимо, в результате того, что, не добившись больших результатов, изменил тактику и стал действовать значительно меньшими отрядами в 150—200 человек.

Находясь в эти дня на Барла-Коше, Черной горе и Чучели, командуя одним из отрядов, наблюдая действия противника, я пришел к твердому заключению, что его вели на наши базы предатели, в частности я подозреваю подростка татарина-чабана (фамилию не помню), который пас наших овец, и одного радиста из Ялты по имени Лева. Тот и другой исчезли 12 декабря и среди убитых обнаружены не были.

Мой отряд до 3 января 1942 г. находился на горе Чучуль (высота 1337 метров) почти без продуктов, в снеговых долинах, пока не была установлена личная связь с Главным штабом, отошедшим на Алабач Романовского шоссе. После этой первой и второй встречи с фашистами отряды приняли более четкий боевой порядок и стали вести плановые боевые операции, главным образом на Алуштинском и Ялтинском шоссе.

За период до июня 1942 г. уничтожено партизанами до 6 000 фашистов и предателей, до 700 автомашин с грузами и живой силой противника, до 70 боевых машин и мотоциклов, 13 автоцистерн и тракторов. Эффективность боевых действий отрядов значительно повысилась в мае и июне м-цах при улучшении общего продовольственного положения и озеленения леса. По ходу накопления боевого партизанского опыта и изменения времени года менялась тактика действия боевых групп.

Боевые группы по 6—7 человек, с 2—3-мя заходами на разные пункты дорог увеличили количество диверсий на различных направлениях и ставят в недоумение противника о пунктах исхода партизан. Последнее время (май месяц) партизаны оттянули на себя и охрану дорог около 2-х германо-румынских дивизий и предателей добровольцев из числа местного населения. Особенно реакционными населенными пунктами являются деревни: Коуш, Корбек, Бешуй и Саблы. Эти пункты являются исходными в борьбе против партизан. В каждой из этих деревень имеется от 300 до 500 человек добровольцев (татар и русских), деревни окружены, укреплены огневыми точками, партизан, как правило, в этих деревнях встречают сильным огнем. На все эти деревни систематически проводили партизаны боевые операции с целью изъятия предателей и конфискации имущества.

В этих же деревнях под руководством немцев регулярно проводится обучение добровольцев. В мае месяце одна из групп партизан Евпаторийского отряда незаметно подошла к стрельбищу Коуша и из снайперских винтовок сняла 5 человек немцев, обучающих человек 150—200 добровольцев, которые немедленно разбежались. Как правило, добровольцев, преимущественно татар, немцы используют в борьбе против партизан, причем их посылают вперед, а сами двигаются сзади.

Последнее время фашисты применяют при розыске партизанских отрядов собак овчарок-ищеек, но и против этого партизаны нашли средство: каждый партизан имеет небольшой узелок с горьким или душистым перцем. В случае преследования собаками узелок бросается на свой след, собака хватает его и теряет чутье. Партизаны переделали винтовки в полуавтоматы в автоматы, что дает большую эффективность огневой мощи и ставит в задачливое положение противника.

Практика борьбы с фашистами привела также к необходимости минирования дорог и троп, в особенности исходных пунктов реакционных деревень, которые по существу являются не населенными пунктами, а военными гарнизонами. Вблизи этих же исходных пунктов выставляются партизанские заставы и секреты, которые предупреждают штабы отрядов о выходе и направлении противника в лес. Фашисты настолько обозлены на партизан, что применяют авиацию и бомбежку по кострам партизан. Считаю, что агентурная разведка (насколько мне известно) в группе т. Северского поставлена хорошо и дает ценные данные, которые передаются армейскому командованию и используется самими партизанами, при помощи агентурной разведки вылавливаются провокаторы и предатели.

Реакционное отношение, в особенности местных татар, к Советской власти и их борьбу с оружием в руках я лично объясняю тем, что это не случайно, по ходу борьбы заметно, что, кроме немцев, использующих татар, имеется, видимо, националистический центр, работающий в Крыму. Считаю также, что некоторая часть добровольцев из татар вынуждена была пойти в эти добровольческие организации ввиду сильного фашистского террора и системы принуждения. Вообще же татары — добровольцы активно борются против партизан и жестоко с ними расправляются, если захватывают их в плен.

Бывший начальник Главного штаба партизанского движения Крыма майор Сметанин

Источник:"Партизанское движение в Крыму.1941-42". Издание- Симферополь,"Соната", 2006 год

Читайте также:

Сталинград

"Ржевская мясорубка"

"Кроваво-красный снег"

"Беспощадная бойня Восточного фронта"

Женщины-солдаты

"Передовой отряд смерти"

"Я был власовцем"

"Блокада Ленинграда"

Штрафные батальоны

"Хроника рядового разведчика"

Каратели

"Последний солдат третьего рейха"