Великая Победа. Правда Войны

Пакт о ненападении, план "Барбаросса", Великая Отечественная война, Брестская крепость, 1941, Битва за Москву, Красная Армия, лица войны, фронтовая разведка, 1942, народное ополчение, "Красная звезда", публицистика войны, СССР, Сталинград, документы, каратели, немецкая армия, артиллерия, сводки с фронтов, 1943, Ржевская трагедия, блокада Ленинграда, НКВД, воспоминания, солдаты, плакаты, Курская дуга, десантники, память войны, танковые сражения, годы войны, партизанское движение, воздушные дуэли, операция "Багратион", самоотверженный подвиг, архив, союзники, подводники, 1944, офицеры, освобождение Европы, "Правда", мемуары, Крым, будни войны, 1945, Акт о капитуляции Германии, взятие Берлина, Победа

Партизанское движение

1941-1945

Агентурная обстановка Южного фронта на 1 марта 1942 года (по материалам Главного Разведывательного Управления))

Мероприятия немцев в области «Культуры».

Дополнительными источниками подтверждается уничтожение немецкими властями всех накоплений социалистической культуры. В Славянске вывешен приказ коменданта города о сдаче населением в комендатуру патефонных пластинок, а также всех книг, изданных после 1910 г. Население игнорирует этот приказ и нередко можно слышать такие разговоры: «Чем сдавать ценности этим извергам, книги лучше сжечь, а пластинки разбить». В глубоком тылу отмечено открытие кинотеатров в городах. Еще в декабре немцы демонстрировали кинофильм о «победах на Восточном фронте», однако после разгрома немецких войск под Ростовом и под Москвой эти фильмы сняты с экрана.

После этого появились «новые» фильмы. Так, из либретто кинокартины «Человек на распутье», опубликованного в газете «Донецкий вестник» от 23.12.41 г., видно, что зрителю преподносят буржуазные приключенческие фильмы. Немецкие власти всемерно поощряют открытие церквей. Используя суеверных стариков и старух, фашисты рьяно восстанавливают церкви. Попов, как правило, привозят из западных областей Украины и Галиции.

Религиозные бредни под видом «культурных» мероприятий широко пропагандируются на сходках, собраниях и в местной печати. Широко поощряются также кустарные промыслы, связанные с выработкой разных предметов для соблюдения религиозных обрядов. Из объявлений в газетах видно, что в некоторых местностях уже открыты кустарные мастерские по выпуску свечей, крестиков и проч. Кое-где в глубоком тылу открыты школы, главным образом, начальные. Вся «наука» в этих школах сводится в клевете на советскую власть, коммунистическую партию и их руководителей. Широко внедряется как в сознание детей, так и взрослого населения уважение к частной собственности. Вокруг этого развиваются теории о морали человека и поведении его в обществе.

Эпидемии. Немецкие власти выкачивают буквально все продовольствие, а также остальные материальные ресурсы. Городское население повсеместно оставлено на произвол судьбы. Организованного или сколько-нибудь налаженного продовольственного снабжения нигде нет, за исключением некоторых подачек, выдаваемых рабочим, занятым на предприятиях военного значения.

Таким же образом отнеслись немецкие власти и к здравоохранению. Никаких профилактических мероприятий не проводится. Больницы и аптеки повсеместно закрыты. Отсутствие продовольствия у городского населения во многих местах вызвало голод. Имеется много опухших от голода. Передвижение вшивых частей немецких армий, не соблюдающих элементарных правил гигиены и культурного поведения, привело к распространению эпидемических заболеваний (сыпной тиф, грипп, корь, скарлатина).

Голод, холод и скученность в концентрационных лагерях, а также употребление различного рода суррогатов, сырых мороженых корнеплодов, павших лошадей еще больше способствует распространению эпидемических заболеваний в районах Донбасса, где население скучено и терпит большие лишения от немецкого нашествия. Массовые заболевания сыпным тифом отмечены: ст. Кутельноково, Павловка, Григорьева, Каракубстрой, Амбросиевка. При входе в эти села выставлены специальные знаки, указывающие на наличие здесь эпидемии.

В этих же пунктах отмечались массовые заболевания тифом немецких солдат. Пытаясь изолировать солдат от больного населения, немецкое командование в Каракубстрое вывело подразделения за село в свинарники. Но этим никакой цели не достигнуто. Тиф распространился и здесь. Больших размахов приняло распространение венерических заболеваний. Об этом свидетельствует статья врача Шумейко в газете «Нове Запорижжя» от 25.1.42 г., который, не называя открыто процентов заболеваемости, все же говорит, что цифра заболеваемости угрожающая.

Не от хорошей жизни Запорожская городская управа издала 22.1.42 г. обязательное постановление о мерах против распространения заразных заболеваний. Видимо, в Запорожье и окружающих селах положение, как пишет об этом врач Науменко, действительно приняло угрожающий характер. Не лучше положение и в городах Днепропетровск, Кривой Рог, Мариуполь, Таганрог и др.

Экономика. Восстановительные работы немецким командованием и местными властями проводятся исключительно на железнодорожном транспорте, шоссейных и грунтовых дорогах, а также на предприятиях, предназначенных для военных целей. В остальном промышленности и сельскому хозяйству не уделяется никакого внимания. Больше того, в сельском хозяйстве из колхозов и колхозников выколачиваются буквально все ресурсы. Говорить о подготовке к весеннему севу даже не приходится. Крестьяне безнадежно смотрят на приближение весны, так как ни семян, ни орудий производства для проведения весеннего сева они не имеют. Все забрано немецкими властями. А там, где до сих пор хоть что-либо уцелело, подбирают немецкие солдаты.

Промышленность. Как правило, восстанавливается та промышленность, которая необходима для обеспечения фронта и тыла. Отмечена работа электростанций не на полную мощность в городах Кировоград, Днепропетровск, Сталино, Горловка, Запорожье, Таганрог, Мариуполь. Электростанции дают электроэнергию лишь для командования немецкой армии, местных властей и незначительного круга населения, расположенного в центральной части городов.

Рабочие районы, как правило, электроэнергией не обеспечиваются. Об этом свидетельствует подтверждение фашистской печати. Так, газета «Донецкий вестник», орган Юзовской (Сталино) городской управы от 8.1.42 г. сообщала, что «электростанция работает лишь частично, поэтому население окраин временно не обеспечивается электроэнергией».

Аналогично и положение с водопроводами — водоснабжение населения городов не налажено. Водопроводы не восстановлены. В некоторых городах установлены временные насосные станции, подающие нефильтрованную воду для ограниченного контингента населения. Из промышленных металлургических предприятий, работающих для военных нужд, отмечены частично восстановленные заводы: в Кировограде «Профинтерн» и «Красная звезда», в Сталино № 73 (Путиловка), в Запорожье «Коммунар», там же восстанавливается завод «Ударник», в Краматорске ремонтируются отдельные цеха заводов им. Сталина и № 106.

На многих заводах и шахтах Донбасса немецкое командование открыло мастерские, организовав в них ремонт подбитых и поврежденных танков и автомашин. Такие мастерские отмечены в городах Чистяково, Горловка, Щербиновка, Зугрэс, Краматорск, Константиновка.

В Запорожье частично восстановлена литейная мастерская. По словам газеты «Нове Запорижжя» от 7.12.41 г., эта мастерская еще 27 ноября 1941 г. дала первую плавку чугуна в количестве 3,5 тонны. Вырабатывались чугунные печки и молотки, видимо, для фронта. В том же номере газеты директор завода № 7 (бывш. «Коммунар») Л. Спесивый в небольшой заметке информационного характера сообщил о восстановительных работах, в частности о монтаже кузнечного цеха и установлении на нем падающих молотов. Бетонная кладка в количестве 50 кубометров для батареи падающих молотов была закончена в первых числах декабря прошлого года. Пуск в эксплуатацию кузнечного цеха намечался во второй половине декабря.

Из статьи директора завода № 4 (бывш. «Красного Креста» в Запорожье) Р. Ф. Турнера, напечатанной в газете «Нове Запорижжя» от 7.12.41 г. видно, что завод частично начал работать еще в ноябре. В декабре количество рабочих предполагалось довести по цехам: в литейном — до 70, в жестяном — до 60. С января намечалось начать восстановление механического цеха с количеством станков — до 40. Для обеспечения завода электроэнергией установили два мотора внутреннего сгорания.

В своей статье директор жалуется на недостаток рабочей квалифицированной силы, в частности литейщиков. По заявлению того же директора Турнера и в той же газете, но уже 25.1.42г. заводы №7, №4 и «Ударник» слиты, а задание по выпуску продукции осталось прежнее. При этом директор заявляет, что в скором времени завод должен начать выработку для нужд сельского хозяйства. Видимо, работавшие до сих пор цехи выпускали продукцию исключительно для нужд фронта.

В Мариуполе восстанавливается металлургический завод им. Ильича, где, по сведениям местных жителей, занято до 6000 рабочих. Ощущая острую нужду в топливе для промышленности и железных дорог, немецкие власти всеми силами стараются организовать добычу угля в Донбассе. Отмечены восстановительные работы на шахтах в Сталино, Макеевке, Ханженко-во, Горловке и др. местах. С небольшой продуктивностью работают шахты № 4 близ Сталино, № 3 близ станции Рассыпная, им. Серго близ Ханженково. Рабочих на шахтах очень мало, добыча угля мизерная.

Из предприятий легкой промышленности отмечены в Сталино 3 мастерские фабричного типа и 4 мелкие кустарные, организованные на базе индпромкомбината. Мастерские работают исключительно для нужд немецкой армии, вырабатывая брезентовые рукавицы, вожжи, шапки- ушанки. Из-за отсутствия сырья мастерские не в состоянии выпускать какую-либо другую продукцию.

По заявлению газеты «Донецкий вестник» от 23.12.41 г., в Сталино восстановлена и на днях вступит в строй еще одна швейная мастерская на базе бывшей фабрики им. Володарского. Мастерская будет принимать в «неограниченном количестве» заказы из материалов заказчиков. Работает также портняжная мастерская в Мушкетово. К организации пошивочного производства усиленно привлекается частный сектор. Однако, по заявлению той же газеты, до сих пор работают лишь 3 частника.

В Сталино, в пригороде Рыковка (Калиновка) открыта мыловарня, которая к 15 декабря выпустила 50 кг хозяйственного мыла. Оплата труда рабочих на предприятиях мизерная. Рабочие на шахтах и заводах получают за 10—12-часовой рабочий день от 3 до 5 рублей и 200—300 г хлеба из горелого или прелого зерна. На некоторых предприятиях открыты столовые, в которых, кроме похлебки, ничего нет.

Фашистская пропаганда.

Как и в первые дни войны, фашисты продолжают свою нелепую пропаганду о непобедимости немецкой армии, о слабости и ничтожестве Красной Армии, о кризисе руководства советского правительства. Фашисты по-прежнему пытаются внести раздоры между национальнастями, внешне стараясь показать преимущества украинцев, натравливая их на евреев, русских и другие национальности. Это однако ни в коей мере не удается, поэтому издевательства и массовые погромы над еврейским населением организуются немецкими властями, а затем приписываются украинцам.

Во всей пропаганде везде и всюду подчеркивается особая роль немцев как представителей «высшей расы». При этом напоминается, что неприкосновенность немецкой семьи охраняется особыми правами и законами германского правительства. Все немцы, оставшиеся в оккупированной территории, взяты на учет. Составлены списки при полевой жандармерии в каждой комендатуре. С этими немцами фашисты проводят особую работу, используя их для шпионских целей. Проводятся специальные собрания немцев под видом празднеств или каких-либо торжеств.

Так, газета «Донецкий вестник» от 23.12.41 г. на первой странице поместила объявление на немецком и русском языках о том, что «24.12 местная комендатура устраивает рождественское празднество в помещении кинотеатра. Допускаться будут только немцы, которые зарегистрировались и занесены в списки немцев при полевой жандармерии местной комендатуры». Тут же объявлялось, что «для детей приготовлены специальные подарки».

Фашисты всячески пытаются скрыть от населения огромные потери, которые они терпят на фронте. После боя в районе ст. Рассыпная немцы говорили, что русские потерпели огромные потери, они, мол, не умеют воевать. Эта ложь была быстро разоблачена. Местный житель Б. Д., который радушно принимал наших людей, рассказал, что, выезжая в поле за соломой, видел большое количество фашистских трупов, в то время как немцы говорили и демонстрировали перед жителями ст. Р. похороны лишь 4 солдат.

Прикрывая открытый грабеж населения, немецкие власти и командование пытаются свалить всю ответственность за голод и разруху на советскую власть, что это, мол, большевики оставили нас без хлеба. Таким содержанием пестрят многочисленные приказы главнокомандующего, приказы и распоряжения комендантов и местных властей. При этом предлагается населению сдавать хлеб властям, которые организуют нормальное распределение продуктов, т. е. будут выдавать в первую очередь немецким семьям, а затем тем, кто будет помогать немцам в выявлении хлеба у населения.

Стараясь войти в доверие населения и хотя бы чем-нибудь его задобрить, фашистские лгуны не скупятся ни на какие посулы. Охаивая все советское, они на всех перекрестках обещают, что скоро из Германии начнут завозить для населения различные товары, что рынки будут буквально наводнены предметами первой необходимости, что скоро будут открыты первоклассные магазины. Однако этим бредням даже самые легкомысленные люди не верят, ибо они воочию видят грабеж и издевательства, чинимые немцами и их прихвостнями.

Терпя поражение за поражением на Восточном фронте, фашистские лгуны хотят скрыть это от населения, поэтому в глубоком тылу по- прежнему болтают о том, что Красная Армия разбита, и ее остатки остались только на Урале и за Волгой, что большевики подорвали шлюзы на канале Москва—Волга, поэтому Москва затоплена. Население, уцелевшее от потопа, мечется на крышах и просит помощи немецкой армии. Желающие посмотреть на эту трагедию могут слетать на самолете и посмотреть.

В то же время распространяются такие небылицы: якобы 400 советских самолетов, пытавшихся бомбить Берлин, попали в сеть и остались в ней висеть, что Берлин огражден какой-то магической сетью и ни для кого не приступен.

Особенно крепко изощряются в фашистском вранье газеты, издаваемые в оккупированных районах Украины на украинском и частично на русском языках. Газета «Нове Запорижжя» из номера в номер публикует очерки и рассказы о борьбе украинцев за свою «независимость». При этом героями этих бредовых писанин показываются люди с украинскими фамилиями, истязатели — евреи, чекисты, энкавэдисты.

Печать на все лады старается опорочить Сталинскую Конституцию и все законы и указы, издаваемые советским правительством. Спекулируя на легких настроениях лодырей и хулиганов, потерпевших в свое время от законов советской власти, газеты никогда не преминут охаять советские законы.

Стараясь подорвать доверие народа к советскому правительству, фашисты изо дня в день кричат о разладе в правительственных кругах. Все газеты широко популяризируют доклады и выступления Гитлера, приводят цитаты из его бредовых речей, помещенных крупным шрифтом в виде шапок на всю полосу. Гитлеру воспеваются дифирамбы. Не скупится на это некий «поэт» Владимир Запухлий, который подвизается на страницах газеты «Нове Запорижжя». Так, в газете «Нове Запорижжя» от 25.1.42 г. в статье «Личина и система» высмеивается великий русский писатель М. Горький, сказавший: «Человек — это звучит гордо». Газета в своей редакционной статье преподносит читателю, что «гарантией личной воли может быть только частная собственность как в полном, так и в узком понимании этого слова».

Подвизаются на страницах этой фашистской газеты Жосан, Ралко, Комарицкий, Владимир Запухлий, А. Селиванов. Выступают также со своими статьями агроном Ваштрук, врач Науменко, директор завода № 4, бывш. «Красного Креста» Р. Ф. Турнер, директор завода № 7 Л. Спесивый, уполномоченный по организации судебных инстанций Ф. Самойленко. Редактором газеты «Донецкий вестник» работает Антонцев.

В ряде сел Запорожской области открыты церкви и проводятся богослужения. Многие церкви, приспособленные в свое время под клубы, теперь переделываются вновь под храмы. В селах Покровка и Филипповка проводится ремонт церквей, а пока богослужения и религиозные обряды совершаются в других общественных помещениях. Для этой цели местные власти отводят клубы, детские сады и проч. В Запорожье возле южного рынка открылась церковь в помещении детского садика.

Религиозное воспитание пытаются прививать и детям через школу. Некоторые реакционные учителя выступают в печати о включении в программу таких предметов, как Закон Божий и история древнего и нового завета. Об этом свидетельствует статья Романовского в запорожской газете «О религиозном воспитании в школе».

Население оккупированных местностей не верит фашистской болтовне, так как своими действиями немецкие власти противоречат тому, что говорят. Однако немцы стараются все же внедрить в сознание людей фашистскую болтовню путем запугивания, арестов, высылки «непокорных» в концентрационные лагеря, расстрелов мирного населения на улицах без всякого предупреждения, массовых казней, таким образом стараясь внушить страх жителям сел и городов.

Несмотря на запугивание й фашистское вранье, до населения оккупированных районов доходят сведения об истинном положении на фронтах, и оно с нетерпением ждет прихода Красной Армии. Большое впечатление произвело выступление тов. Сталина на торжественном заседании, посвященном XXIV годовщине Великой Октябрьской социалистической революции, которое в виде книжек было разбросано с самолетов по оккупированным селам и городам. Кроме того, радостные вести с фронта о победах Красной Армии передаются советскими патриотами из уст в уста. Наше наступление яштяется самой лучшей агитацией.

Передвижение по оккупированной территории и документация Потеряв надежду на «молниеносную» победу и очутившись во враждебной среде, немецкое командование стало вводить на ок- купированной территории всяческие ограничения для местного населения как в смысле постоянного или временного проживания в отдельных местностях, так и особенно для передвижения. Проверка в первое время была лишь по внешним признакам.

Стриженые волосы, призывной возраст, штампы на белье — значит, красноармеец. Но когда в тылу немецких войск появились многочисленные отряды партизан, а, кроме того, одиночки красноармейцы, находившиеся в окружении, начали беспрестанно беспокоить немецкие части и местные власти, то режим стал жестче. Проверять стали всякого подозрительного человека. В некоторых местностях считают партизанами людей, проходящих через села с торбами за плечами. В других районах к партизанам относят всех, кто идет в стеганой ватной одежде.

По приказу командования немецких войск в Донбассе к числу шпионов следует относить всех, кто ходит обросший, оборванный и имеет пугливый вид. Издано также распоряжение задерживать всех, кто передвигается по населенным пунктам под предлогом поиска хлеба или другого продовольствия. В настоящее время в больших городах началась проверка паспортов и прописка. Заводятся домовые книги. В городах Сталино, Запорожье, Днепропетровск и др. на паспорта ставят отметки комендатуры (штамп) о регистрации. Номера паспортов записываются в книгу комендатуры. В Сталино переименовывают названия улиц.

Однако регистрацией паспортов немецкие власти ничего не достигли, так как большая часть населения, взбудораженная войной, передвигается по оккупированной немцами территории в поисках куска хлеба и лучшей жизни. В последнее время отмечается большое передвижение населения из Донбасса на Полтав-щину и Киевшину, где, по заявлению местных жителей, «вдоволь продовольствия и жизнь значительно дешевле». В свою очередь, огромными толпами уходит население из Таганрога и Мариуполя, где, по заявлению жителей, есть много опухших от голода и люди вынуждены питаться всякими отбросами.

Целые толпы населения городов Донбасса ежедневно отправляются в села со своим домашним скарбом для обмена на продовольствие. По дорогам из сел можно видеть людей, везущих на саночках или несущих на плечах небольшие узлы с продовольствием. Глубина фронта противника по-прежнему не более 30— 40 км. В этой полосе вслед за передовыми частями находятся штабы, тылы передовых частей, штабы крупных соединений, части, уходящие с фронта на отдых, и резервы.

Далее, в гтуби оккупированной территории, редко можно встретить воинскую часть, за исключением городов, где имеются небольшие гарнизоны. Передвижение войск противника, подвоз боеприпасов, горючего и продовольствия в тылу противника проходит по железным дорогам и большим грунтовым магистралям, вдоль которых расположены немецкие части для охраны. Вдали от магистралей частей нет, что является благоприятным для агентурной работы.

Передвижение в Донбассе, несмотря на жесткий режим, все же возможно. При задержании лиц гражданского населения на линии фронта, кроме проверки документов, удостоверяющих личность, проводят обыск и, если ничего не находят, отпускают. При входе в города Славянск, Артемовск, Константиновка, Горловка, Макеевка, Сталино, Таганрог, Мариуполь по главным магистралям выставлены патрули в составе немецкого солдата и полицейского из местного населения. Эти патрули проверяют документы лишь по усмотрению. Проверяет полицейский. При любых условиях патрулей можно обходить по второстепенным улицам, как это и делают наши люди во избежание задержания.

Для более быстрого передвижения по оккупированной территории можно пользоваться немецким автотранспортом. Многие немецкие шофера охотно берут на машину гражданских пассажиров. Ходить группами в несколько человек опасно, так как патрули, боясь партизан, открывают стрельбу издали.

Передвижение в глубоком тылу при наличии документов беспрепятственное. Передвижение в прифронтовой полосе разрешается только в светлое время суток. В ночное время всякое движение лиц в гражданской одежде воспрещено. Лиц, задержанных поздно вечером или ночью, тщательно обыскивают. Не имеющих документов задерживают и направляют в концлагеря. А подозреваемых в партизанских действиях или диверсиях расстреливают на месте.

На некоторых участках фронта изданы приказы — при приближении гражданских лиц в ночное время стрелять без всякого предупреждения. Прохождение мостов и переправ также не представляет затруднений при наличии документов. Особенно свободно можно проходить в промежуток времени, когда население идет с базара или на базар. В этот период бдительность патрулей падает и документы проверяют редко.

Еще лучше в этих местах проезжать на машине с немецким шофером. Ночевка в населенных пунктах проходящих лиц разрешается только с ведома старосты или коменданта. Однако это мероприятие, как правило, игнорируется, особенно на окраинах населенных пунктов, где легко и беспрепятственно можно найти ночлег. Много помогает в этом отношении табак. Завидев, что прохожий курит и имеет при себе табак, мужчины сами зазывают к себе на ночлег. За табак можно даже и покушать.

Подозрительно встречают всех проходящих в национальных селах — в немецких, греческих, болгарских. Гостиницы в городах и селах заняты немцами. Для проходящих организованы ночлежные дома, где осуществляется полицейский контроль и проводятся ночные проверки. Документы у прохожих, останавливающихся в ночлежках, отбираются и сдаются в полицию на проверку.

Документы на оккупированной территории действительны как советские (паспорт, удостоверение об освобождении от воинской обязанности, об освобождении из тюрьмы, справки сельсовета или колхоза), так и документы местных властей, выдаваемые в настоящее время (пропуска, удостоверения). В глубоком тылу (Винницкая, Кировоградская области) в некоторых местах полиция выдает удостоверения, в которых указывается номер паспорта, национальность, год рождения.

Проверка документов в городах возложена на полицию, а в сельских местностях — на старосту и полицейских. Согласно существующей инструкции верховного командования, подозрительных лиц, не проживающих в данном населенном пункте, надлежит арестовывать и держать под стражей до выяснения личности. Это положение нигде не соблюдается, После проверки паспорта или других документов задержанных отпускают. В тех случаях, когда в населенном пункте случалось происшествие, всех прохожих задерживают, отправляют в концлагеря и нередко расстреливают без всякого следствия.

Форма одежды полицейских — гражданская. На левой руке они носят желто-голубую повязку. Вооружены винтовками, на которые выданы удостоверения. Настроение советского населения, оставшегося на территории, временно оккупированной немецкими войсками Жестокий режим, установленный фашистами, грабежи, насилия, издевательства немецких властей и солдат над беззащитными мирными жителями сел и городов оккупированных местностей вызывают у населения не только негодование, но и зачастую противодействие, выражающееся в росте партизанского движения, открытых выступлениях агитаторов за советскую власть и даже террористических актах, направленных на уничтожение фашистских заправил.

Об этом наглядно свидетельствуют данные префекта одесской полиции, в сообщениях которого в Бухарест сказано следующее: «Русское население города возмущено немцами за издевательства и пытки, учиняемые ими над евреями.

Так, например, 30.1.42 г. в 12 часов дня на Куликовом поле два германских и один румынский солдат зверски избили женщину-еврейку, после чего раздели ее донага и, забрав одежду; скрылись. Присутствовавшие при этом граждане высказывали возмущение».

«В городе участились пожары, редкий день их не бывает. Так, например, в ночь с 1 на 2 января в городе возникло 3 пожара, в том числе пожар в казармах 2-го артполка, по ул. Дальницкой, № 47. 4.2.42 г. возник пожар в здании штаба 2-го армейского корпуса, по ул. Пушкина, № 24. В эту ночь было еше несколько пожаров, в том числе в здании клуба крекинг-завода и др.»

«За последнее время участились случаи самоубийств жителей по причине очень тяжелого материального положения. 30.12.42 г. покончила самоубийством Черненко Анна, проживающая по ул. Виноградная, № 38».

«Мероприятия немецких и румынских властей по обмену советских денег на немецкие марки так и не были доведены до конца. В результате этого большое количество населения осталось без всяких средств к существованию. Население города всячески критикует румынские власти. Это умело используется коммунистами». «Мария Федосеевна Пакетеева, проживающая по ул. Херсонская, № 17, принесла в полицейский участок две большевистские листовки на украинском языке, на которых немцы и румыны называются грабителями и убийцами».

В Новодарьевке, когда наши самолеты разбросали доклад т. Сталина, крестьяне посылали в поле своих детей, чтобы они доставили хоть один экземпляр. А потом можно было видеть, как под всяким предлогом люди собирались по 2—3 человека и, прочитав доклад, говорили: «Победа будет за нами!»

Однако некоторая часть населения — кулаки и семьи реп- рессированных, — а также значительная часть жителей национальных, греческих и болгарских, сел относятся к советской власти враждебно. Так, в Старо-Бешево один мужчина (фамилия не установлена) рассказывал, что недавно советские самолеты разбрасывали доклад т. Сталина. На вопрос: «Что там написано?» — он с иронией ответил: «Победа будет за нами» — и добавил: «Пусть ждет». Несмотря на всякие жестокости немецких властей и отдельные враждебные элементы, большинство населения открыто выражает свое недовольство фашистскими извергами и ждет прихода Красной Армии, чтобы совместным усилиями окончательно разбить ненавистного врага. Советский народ не может долго терпеть насилие и издевательства. Он хочет жить свободно. Он никогда не примирится с фашизмом.

Об этом свидетельствуют данные префекта одесской полиции, в его сообщении говорится: «В последнее время наблюдается, что среди школьников г. Одесса ведется агитация против румын и немцев. Так, 26.2.42 г. ученики технической школы г. Одессы, находящейся на Канатной ул., № 43, во время перерыва ворвались силой в кладовую школы и, взяв там портреты Сталина и Ворошилова, вышли на улицу. Ученики, несшие эти портреты, кричали: «Да здравствует товарищ Сталин!», «Да здравствует товарищ Ворошилов!» После этой демонстрации ученики вернулись в класс, куда к ним пришел директор, которого ученики забросали камнями и вытолкнули из класса. К месту происшествия срочно прибыла полиция с отрядом жандармерии, которая, оцепив школу, начала проводить расследование. Арестовано 17 учеников. Расследование продолжается».

Торговля.

Организованной торговли государственного типа ни в какой местности из оккупированных городов и сел не отмечено. За счет разграбленных товаров из советских магазинов в Краматорске какой-то частник открыл небольшой ларек, в продаже которого имеется щелок по цене 5 руб. за пачку, гуммиарабик по 3 руб. 50 коп. за бутылочку, футлярчики для зубных щеток по той же цене, что и гуммиарабик. В Артемовске на центральной улице открыт продуктовый магазин, в продаже которого имеется колбаса из конины. Никто этой колбасы не покупает.

В Краматорске открыт скупочный пункт старых вещей. Однако население предпочитает выносить веши на рынок, где образуются целые толпы народа.

Организованного снабжения городского населения продуктами нет. Поэтому ежедневно можно наблюдать большое количество городского населения, отправляющегося в села для обмена домашних вещей на продовольствие.

Из продуктов на рынке городов можно увидеть лишь лук по цене 5 руб. за одну луковицу, картофель — 20 руб. за блюдце мелких клубней, совершенно непригодных в пищу и ограниченно годных для посадки, молоко — 50 руб. за литр, семечки — 5 руб. за стакан. Цены на промтовары на рынке: трикотиновая майка — 50 руб., поношенные шахтерские ботинки — 200 руб. за пару. Табака и спичек нигде не увидишь. Немецкие солдаты продают сигареты по 1 марке за штуку или махорку по 5 руб. за цигарку.

Оккупационные власти в Одессе установили твердые иены на продукты: буханка хлеба весом 2 кг — 4 марки, свиное сало — 8 марок за кг, мясо свиное — 3,5 марки, мясо воловье — 2 марки. Однако эти мероприятия властей игнорируются. В городах процветает спекуляция и черные биржи.

Это видно хотя бы из сообщения префекта одесской полиции, в котором говорится следующее: «В Одессе распространилась спекуляция табачными изделиями. До сих пор на рынке города существуют черные биржи, где 15—20 немецких марок продается и покупается за 1000 рублей. Есть сведения, что подобная торговля существует и в других прифронтовых городах». Прекращенный с 1.1.42 г обмен советских денег на немецкие марки теперь возобновлен, так как большинство населения не успело произвести обмен.

Кооперация. В том же номере газеты «Нове Запорижжя» в порядке хроники извещается о том, что начал работать облпотребсоюз. В районах начали работать райпотребсоюзы. Во всех селах организованы сельпо. Однггко данные агентуры не подтверждают существования кооперации в городах и селах. Магазины в селах повсеместно закрыты.

Транспорт. Дополнительным источником подтверждаются данные о восстановлении и работе железных дорог на линиях Котовск— Знаменка, Знаменка — Харьков — Днепропетровск, Днепропетровск — Запорожье, Кривой Рог — Запорожье, Херсон — Лоцманка. Кроме того, установлено железнодорожное движение в Донбассе на линиях Мариуполь — Сталино, Сталино — Славянок, Сталино — Днепропетровск.

На вышеуказанных линиях используются вагоны как наши советские, так и немецкие. Причем для последних приспособлена суженная колея.

Все паровозы работают на твердом топливе, однако угля не хватает и зачастую используются дрова и шпалы. Начиная с 25.2.42 г. начал курсировать пассажирский поезд на линии Одесса — Бендеры. Гражданскому населению проезд разрешается только при наличии специальных пропусков. Для восстановления взорванных мостов в районе Николаева через Буг и Ингул подвозятся строительные материалы по железной дороге.

На всех действующих железнодорожных путях и станциях установлена усиленная охрана. Хождение по путям категорически воспрещается. Виновных задерживают, подвергают штрафам, а нередко даже отправляют в концентрационные лагеря. В целях нормального и бесперебойного движения железнодорожного транспорта всюду работает большое количество гражданского населения, которое в порядке трудповинности поправляет профиль и производит очистку путей от снега. Для этих же целей на железной дороге используются и военнопленные.

Работающим на восстановлении железнодорожных путей или очистке их от снега платят по одной марке в день. За саботаж жестоко наказывают. Так, на станции Амвросиевка за невыход на работы по восстановлению железной дороги расстреляно 20 человек, из них 2 женщины.

Используя дармовую рабочую силу и военнопленных, немецкие шгасти прокладывают железнодорожные пути от станций до складов боеприпасов, горючего или продовольственных складов, как это отмечалось в Барвенково, Константиновке. Порядки и упрааление на железной дороге осущесталяется немецкими служащими и железнодорожными войсками. Ремонтные рабочие, стрелочники, кочегары и машинисты на наших паровозах — из местного населения. Все работы на железной дороге производятся под строгим контролем немецких железнодорожных частей.

По-прежнему железнодорожники обязаны носить повязку на рукаве. Однако это правило не везде и не всеми соблюдается. Шоссейные и трутовые дороги очищаются от снега и приводятся в годное для эксплуатации состояние только в тех местах, где они необходимы для военных целей. С этой целью немецкое командование предложило местным властям следить за состоянием грунтовых дорог, в то же время осуществляя свой контроль. Все работы на дорогах проводятся гражданским населением в порядке трудгужповинности.

Так, газета «Нове Запорижжя» от 25.1.42г в порядке хроники сообщила о предполагаемых работах на грунтовых дорогах в первом квартале 1942 г.

По соглашению между Германией и Румынией железные дороги и водные пути сообщения в оккупированных районах между Днестром и Бугом находятся в распоряжении действующих и оккупационных войск и управляются германской транспортной комендатурой. Об эксплуатации морского транспорта на Черном море германские и румынские власти договариваются особо.

Содержание в порядке мостов и грунтовых дорог возложено на румынские власти, которые должны проводить все работы под наблюдением немецких инструкторов-саперов.

Источник:" НКВД и партизанское движение ". Издание- Москва, Олма-Пресс, 2003 год

Читайте также:

Сталинград

"Ржевская мясорубка"

"Кроваво-красный снег"

"Беспощадная бойня Восточного фронта"

Женщины-солдаты

"Передовой отряд смерти"

"Я был власовцем"

"Блокада Ленинграда"

Штрафные батальоны

"Хроника рядового разведчика"

Каратели

"Последний солдат третьего рейха"