Гормональный сбой язва желудка

Влияние гипофизарно-надпочечниковой системы на желудок. Гормональная язва желудка

Учение о язвенной болезни прошло сложный и большой путь развития. По мере накопления новых данных физиологических, биохимических, морфологических, клинических и других исследований представления о язвенной болезни расширялись и углублялись. Современная наука рассматривает формирование язв в гастродуоденальной зоне не с узколока-листических позиций, а как следствие расстройства всех звеньев регуляции гастродуоденальной системы при ведущем значении нарушения центральных нервных механизмов.

Однако в вопросах патогенеза язвенной болезни существует еще много сторон, требующих дальнейшего изучения. Среди них определенное место принадлежит выяснению роли эндокринных факторов и, в частности, гипофизарно-надпочечниковой системы.

Повышенный интерес к данным вопросам обусловлен прежде всего тем, что получившая широкое распространение стероидная терапия обнаружила много теневых сторон. Например, установлено, что длительное применение высоких дозировок стероидных гормонов может вызвать тяжелые осложнения со стороны желудочно-кишечного тракта. Причем указанные осложнения встречаются не так редко.

По данным Sandweiss с сотр., у больных, получавших стероидные гормоны, в 3,5% случаев наблюдаются развитие язв в желудке, а по статистическим данным Gray — в 6,3%. Высокая частота (12%) указанных осложнений регистрируется при гормональной терапии больных ревматоидными артритами (Kern). Специальными рентгенологическими наблюдениями за больными красной волчанкой, которые лечились стероидными гормонами, было обнаружено образование язв в 27% случаев (Dubois с соавт.).

гормональная язва желудка

Гормональные язвы отличаются своеобразным течением и нередко сопровождаются перфорацией, кровотечением, иногда с летальным исходом (И. Г. Даниляк и А. В. Сучков, Debray с сотр. и др.).

Способность стероидных гормонов вызывать указанные патологические изменения желудочно-кишечного тракта заинтересовала многих исследователей самого различного профиля. Тот факт, что стероидные язвы чаще образуются в желудке, причем преимущественно после внутреннего применения больших доз гормонов, наводит на мысль о прямом повреждающем действии последних на слизистую оболочку.

В пользу данного предположения говорят данные о влиянии стероидных гормонов на трофические процессы в слизистой оболочке желудка (Siquier et al.), способность этих гормонов вызывать в ней отек, геморрагии и инфаркты (Lambling с сотр.), снижать защитные свойства желудочной слизи (Baker, Robert и Nezamis). В той же связи привлекает внимание, что гормоны усиливают действие других ульцерогенных факторов как в эксперименте (С. М. Липовский), так и в клинике (М. Р. Литвинова).

Не исключено, что в генезе стероидных язв существенное значение имеет «пептический» фактор. Наблюдения за секреторной деятельностью желудка в связи с воздействием АКТГ, гидрокортизона, преднизона и других стероидных гормонов показали, что последние повышают отделение соляной кислоты, пепсина, уропепсиногена (Zubiran с сотр., Gray с сотр., Hirschowitz, Plaionas, Clarke, Jacobson и др.).

Однако имеются работы, авторами которых не получено сколько-нибудь заметных изменений желудочной секреции под влиянием стероидных гормонов (Friedman, Winkelstein, П. Гроза и М. Корняну и др.).

Изложенное свидетельствует о том, что механизм стероидных язв еще далеко не раскрыт. Однако можно утверждать, что патогенез гормональных язв и гастродуоденальных изъязвлений при язвенной болезни различен. Язвенная болезнь характеризуется хроническим, циклическим, рецидивирующим течением с типичной клинической симптоматикой. Она развивается вследствие ряда общих расстройств и биохимических сдвигов в организме, сопровождающихся определенными функционально-морфологическими нарушениями со стороны желудка. Последние зависят от клинических особенностей заболевания (давности, тяжести, локализации язв, возраста больных и т. п.).

— Также рекомендуем «Клиника и симптомы стероидных язв желудка. Синтез глюкокортикоидов при язвенной болезни желудка»

Оглавление темы «Надпочечники при язвенной болезни желудка»:

  1. Эффективность кватерона при язвенной болезни. Слизистая желудка под действием холинолитиков
  2. Влияние эндокринных желез на трофику желудка
  3. Влияние гипофизарно-надпочечниковой системы на желудок. Гормональная язва желудка
  4. Клиника и симптомы стероидных язв желудка. Синтез глюкокортикоидов при язвенной болезни желудка
  5. Минералкортикоиды при язвенной болезни желудка. Альдостерон при язве
  6. Локализация язвы желудка и ее значение
  7. Кора надпочечников при язвенной болезни желудка. Глюкокортикоидная функция при язве
  8. Влияние болей при язве желудка на синтез глюкокортикоидов
  9. Влияние течения язвенной болезни желудка на синтез глюкокортикоидов
  10. Эффекты АКТГ при язвенной болезни желудка

Источник

Половые гормоны оказывают выраженное влияние на обменные процессы в организме. Воздействуя на тканевые ферменты, они регулируют содержание нуклеиновых кислот в клеточном ядре, влияют на проницаемость клеточных оболочек. Вследствие этого они являются как бы посредником в процессе соприкосновения различных ферментов и местного тканевого субстрата (12). Половые гормоны (совместно с другими гормонами) регулируют нормальные физиологические функции организма и обеспечивают гармоничное течение обменных процессов. Велика роль мужских и женских половых гормонов в процессах регенерации, клеточной дифференцировке тканей организма (в том числе и желудка).

Из сказанного явствует, что изучение функции половых желез имеет важное значение для понимания их роли в нарушении трофики слизистой оболочки желудка при различных его заболеваниях. Экспериментальные данные, а также клинические наблюдения вызывают обоснованный интерес к вопросу о роли половых желез в развитии и течении язвенной болезни.

Известно, что мужчины в среднем в 4 раза чаще страдают язвенной болезнью, чем женщины (47, 32). В Англии язва желудка наблюдается одинаково часто у лиц обоего пола, а язва двенадцатиперстной кишки встречается в 3 раза чаще у мужчин, чем у женщин (45). Отмечено, что женщины, страдающие язвенной болезнью, имеют некоторые анатомические особенности мужского типа («андрогенная морфология»): увеличенный объем грудной клетки, оволосение нередко по мужскому типу и т. п. (39, 47).

Ювенильная форма язвенной болезни поражает одинаково часто детей и подростков обоего пола. Это говорит о том, что в период отсутствия выраженной активности половых желез половых различий в отношении частоты язвенной болезни не существует. В репродуктивном периоде заболеваемость язвенной болезнью у женщин по сравнению с мужчинами значительно снижается. Особенно редко наблюдается локализация язвы в двенадцатиперстной кишке у женщин и еще реже (в 7 раз по сравнению с мужчинами) наблюдаются осложненные формы (38, 5). В пожилом возрасте заболеваемость язвенной болезнью у мужчин и женщин вновь становится одинаковой.

Этим сложившимся представлениям об относительной редкости язвенной болезни у женщин противоречат результаты патологоанатомических исследований, выявивших рубцовые изменения гастро-дуоденальной зоны в 2—4 раза чаще у женщин, чем у мужчин. И. Ф. Лорие и П. Н. Коробкова (19), опубликовавшие эти данные, логично заключают, что язвенная болезнь у женщин встречается часто, но не имеет четко очерченной клиники или вообще протекает бессимптомно.

Каковы же причины более благоприятного Течения язвенной болезни у женщин и редкого ее клинического распознавания? Это явление объясняется исключительно как результат физиологического воздействия гормонов яичников на гастродуоденальную зону.

В организме здоровой женщины в течение менструального цикла происходят ритмичные изменения кислотообразующей функции желудка. Увеличение секреции HCl наблюдается во время фолликулиновой фазы цикла, а в фазу желтого тела дебит соляной кислоты понижается (7).

У женщин с искусственным климаксом и органическими поражениями яичников язвенная болезнь по выраженности обострений, частоте осложнений в сущности идентична таковой у мужчин. С наступлением беременности язва быстро рубцуется (20, 4).

По данным М. А. Виноградовой (6), суммарное выделение эстрогенов у больных язвенной болезнью женщин несколько выше, чем у здоровых женщин. Во второй половине менструального цикла у женщин, страдающих язвенной болезнью, не наблюдается нормального увеличения экскреции эстриола. Соотношение активных фракций эстрогенов к неактивной у здоровых женщин во второй половине менструального цикла постепенно уменьшается, а у больных язвенной болезнью увеличивается. Понижение выделения прегнандиола расценивается как показатель снижения функции желтого тела или укорочения периода его функционирования. Некоторое увеличение эстрогенов при язвенной болезни наблюдала Л. П. Рябова (33).

A. М. Сарванов (34) определил выраженное нарушение экскреции эстрогенов и прегнандиола у больных язвенной болезнью женщин: снижение экскреции эстрадиола, эстрона, эстриола с 9 по 26-й день менструального цикла. Эти изменения связаны с функциональной недостаточностью фолликула и желтого тела и укорочением активной фазы этих образований. Автор считает, что снижение анаболизирующих свойств эстрогенов способствует прогрессированию дистрофических изменений в слизистой оболочке желудка (ослабление процессов ассимиляции и тканевой регенерации, ухудшение кровообращения и т. п.).

B. М. Кочкарев (15) изучил гормональный баланс андрогенов и эстрогенов у больных язвенной болезнью и нашел повышение соотношения андрогенов к эстрогенам при особенно сниженной экскреции активных фракций последних.

Явления эстрогенной недостаточности послужили причиной лечебного применения эстрогенов при язвенной болезни (43). А. М. Сарванов (34) получил весьма ободряющие результаты. После первых дней лечения больных язвенной болезнью женщин эстрадиол-пропионатом наступало отчетливое клиническое улучшение: уменьшение болей, исчезновение диспепсических расстройств, анорексии и т. п. Через 30 дней лечения заживление язвы наступило у 77% больных, а через 53 дня у 93% больных наступила полная клиническая ремиссия. Обнадеживающие результаты получены при лечении пилорических язв, у больных с кровоточащими язвами. Столь отчетливый клинический эффект обусловлен, по мнению автора, патогенетическим воздействием эстрогенов на регулирующие и местные механизмы гастро-дуоденальной зоны: снижение секреции HCl, усиление процессов регенерации в слизистой, нормализующее влияние на гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую систему.

Лечение язвенной болезни фолликулином в сочетании с ДОКА нормализует нарушенный баланс половых гормонов (15).

При курсовом применении эстрогенов несколько тормозится кислотовыделительная и пепсинообразующая функция желудка. Эстрогены усиливают воспалительные изменения в слизистой оболочке желудка у больных язвенной болезнью женщин; у 1/3 больных наблюдается выраженное разрастание соединительной ткани. У больных язвенной болезнью, осложненной умеренно выраженным атрофическим гастритом, отмечена тенденция к нормализации морфологической структуры слизистой оболочки желудка (29).

Функция половых желез у мужчин, страдающих язвенной болезнью, претерпевает определенные изменения. У этой категории больных, особенно при явлениях желудочно-кишечного дискомфорта, имеются сексуальные жалобы (снижение полового влечения, расстройство эякуляторной и эрекционной функций, притупление оргазма и т. п.). Выявлено нарушение экскреторной деятельности половых желез и активности андрогенной функции: изменение физико-химических свойств спермы, понижение количества сперматозоидов (26). По нашим данным (23), уровень 17-КС, отражающий функцию половых желез и надпочечников у мужчин, при язвенной болезни снижен.

Следовательно, причиной сексуальных жалоб и нарушения гормонообразующей функции яичек является не только развитие астении, но и эндокринные нарушения в системе гипофиз-надпочечники (26).

Андрогены нашли применение в комплексном лечении язвенной болезни. Е. Я. Резницкая (30) отмечает весьма удовлетворительный результат сочетанного применения тестостерон-пропионата и метилтестостерона у мужчин, страдающих язвенной болезнью. А. М. Сарванов (34) получил хорошие результаты при сочетанном применении эстрогенов и метилтестостерона.

Таким образом, половые железы играют существенную роль в механизмах желудочного пищеварения. Учет состояния полового эндокринного аппарата является целесообразным в выборе метода лечения данного заболевания и его профилактики.

Однако лечение половыми гормонами язвенной болезни еще не нашло широкого распространения вследствие отсутствия убедительных доказательств его преимуществ по сравнению с другими методами лечения. Не выработано четких и обоснованных показаний к дифференцированному применению половых гормонов в зависимости от пола, возраста больных, состояния желудочного пищеварения и, главное, функционального состояния половых желез. Не установлен также характер взаимодействия нервно-гормональных факторов и половых желез при язвенной болезни. Решение этих вопросов представляется весьма важным для понимания роли половых желез в развитии и течении язвенной болезни.

Источник

Большой интерес представляет изучение особенностей течения язвенной болезни у женщин и в связи с этим исследование влияния половых гормонов на функции желудка, экспериментальные язвы и течение язвенной болезни у человека.

Еще в 1966 г. С. М. Липовский изучал влияние мужских и женских половых гормонов на развитие дистрофических (язвенных) поражений слизистой оболочки крыс. Фолликулин тормозил развитие язвы слизистой желудка, в то время как мужской половой гормон провоцировал и форсировал их образование.

Как показал в эксперименте на животных М. М. Мизамудинов, эстрогенный гормон фолликулин, гестагенный гормон прогестерон и андрогенный гормон тестостерона пропионат при введении белым крысам на фоне 6-дневного голодания, а также голодания и инъекций преднизолона задерживают развитие язвенных поражений слизистой оболочки желудка. При этом наилучший эффект дают малые дозы гормонов, вводимые животным соответствующего пола. Введение указанных гормонов в условиях хронического опыта интактным и кастрированным собакам с фистулой желудка вызывает изменения функциональной деятельности слизистой оболочки желудка, что выражается в значительном снижении объема секреции, дебита пепсина, общей кислотности, свободной НС1 и пр. После кастрации крыс у особей обоих полов наблюдается повышение чувствительности к ульцерогенному воздействию.

Установлено, что кислотность желудочного сока в фолликулиновой фазе цикла заметно выше, чем в фазе желтого тела.

По данным М. А. Виноградовой, дебит свободной НС1 в течение менструального цикла у здоровых женщин ритмически изменяется, уменьшаясь в фазе желток) тела. Эстрогены снижают секреторную функцию желудка, выделение уропепсина и 17-оксикортикостероидов, нормализуют моторику, расширяют сосуды слизистой оболочки желудка, влияют непосредственно эпителиотропно и косвенно спазмолитически на стенку желудка.

Во время беременности, особенно в первые шесть месяцев, отмечено значительное снижение желудочной секреции и выделение НС1. Это в какой-то мере объясняет тот факт, что во время беременности язвенная болезнь встречается редко.

Как полагает ряд авторов, сравнительно более редкая заболеваемость женщин язвенной болезнью после наступления полового созревания связана не только с относительно низкими цифрами выработки НС1, но и ритмическим интенсивным увеличением образования эстрогенных и гестогенных гормонов (развитие и созревание фолликулов, овуляция, развитие желтого тела). Играет роль при беременности такой источник эстрогенов и хориального гонадотропина как плацента.

Dragstedt указывал, что женщины заболевают язвенной болезнью большей частью позже мужчин, что, вероятно, связано с определенным гормональным профилем климактерического периода. Частота язвенной болезни у женщин значительно увеличивается после наступления менопаузы.

Наступление климакса нередко сопровождалось обострением заболевания.

М. А. Виноградова показала, что у женщин, страдающих язвенной болезнью, изменения гормональной функции яичников выражаются в наклонности к избыточному выделению активных фракций эстрогенов и к уменьшенному выделению прегнандиола. Отмечено изменение уровня секреции НС1 в зависимости от фазы менструального цикла и функции желтого тела как у здоровых женщин, так и у больных язвенной болезнью. Примерно у 50% больных язвенной болезнью с нормальной менструальным циклом дебит свободной НС1 в фазе желтого тела уменьшался.

 

Установлено, что во время беременности наступает ремиссия язвенной болезни; нередко в этот период язвенная болезнь совершенно не проявляется.

Показаны защитная трофическая роль эстрогенов, хороший эффект их применения при лечении экспериментальной язвы, а также язвенной болезни.

Было установлено, что в фазе желтого тела дебит свободной НС1 уменьшается, периоды покоя удлиняются, а периоды работы сокращаются. Дебит свободной НС1 в лютеиновой фазе уменьшается примерно только у половины язвенных больных с нормальным менструальным циклом, а удлинение периода покоя и сокращение периода работы желудка отмечено только у 2/3 больных язвенной болезнью.

Очевидно, течение язвенной болезни у женщин характеризуется своими особенностями и дальнейшее изучение роли половых гормонов в развитии этого заболевания будет иметь важное теоретическое и практическое значение.

Женский журнал www.BlackPantera.ru: 
Игорь Абасов

Источник

С распространением в клинической практике стероидной терапии появилось много сообщений, указывающих на осложнения у больных, получавших гормональные препараты (АКТГ, кортизон и др.). Чаще всего эти осложнения выражаются в виде диспепсических расстройств, появления пептических язв, а также кровотечений и перфораций стенки желудка. В 18—20% случаев у больных, получающих стероидные гормоны, наблюдаются диспепсические расстройства (3), а пептические язвы возникают почти у 26% всех больных (125).

Из клинической практики известно, что гормональным язвам свойственно тяжелое атипичное течение, нередко осложняющееся перфорацией и кровотечением. Подчеркивается высокая летальность среди этих больных (84, 137, 108). Calcin и соавт. (74) наблюдали 14 летальных исходов при лечении дельта-кортизоном и 55 больных циррозами печени (4 больных погибли от желудочного кровотечения, а в 10 случаях на аутопсии были обнаружены язвы желудка). Из 114 больных, получавших стероидную терапию по поводу ревматоидного артрита, у 35 были обнаружены пептические язвы, причем у 10 больных язвы осложнились кровотечениями и перфорациями (100). Аналогичные данные приводят другие авторы (24, 88).

О язвах желудка, возникающих при длительной стероидной терапии кожных заболеваний, сообщается в ряде исследований (5, 39).

И. А. Кассирский и Ю. Л. Милевская (27) относят изменения желудочно-кишечного тракта к достаточно серьезным осложнениям кортикостероидной терапии. В случаях ульцерации могут развиться различные осложнения (перфорация, перитонит), опасность которых увеличивается вследствие бессимптомности их течения. Не случайно А. И. Нестеров указывает, что при лечении стероидами «…всегда есть опасность обострения язвенной болезни, казалось, уже ушедшей в далекое прошлое, а также появление желудочно-кишечных кровотечений без всяких анамнестических указаний на язву».* Поэтому считается, что диспепсические жалобы в анамнезе или появление таковых в процессе стероидной терапии является прямым противопоказанием к даче глюкокортикоидов (25). Описание гормональных язв имеется в большом количестве работ (58, 38, 149, 184, 72, 107, 152, 89, 145, 73, 69, 163, 142).

Garb и соавт. (106) сопоставили клинические и морфологические особенности стероидных и «нестероидных» язв. Замечено, что проявление симптомов язвенной болезни более выражено при стероидных язвах. Не установлено полной корреляции между образованием язв, с одной стороны, и количеством, видом и длительностью стероидной терапии — с другой. Нет также рентгенологических и гистологических различий между обоими типами язв.

В этой связи были проведены исследования с целью установить непосредственные причины желудочного изъязвления при лечении гормонами. Принято считать, что ведущее значение в образовании пептической язвы при гормональной терапии имеет резкое увеличение содержания в желудочном соке соляной кислоты и пепсина наряду с понижением выделения слизи и нарушением регенераторной способности слизистой оболочки желудка (190, 122).

По мнению Gray (115), механизм образования стероидных язв не ясен. Он может быть связан с ростом выделения желудком соляной кислоты и пепсина, снижением слизистого защитного барьера, нарушением репаративных процессов в тканях, изменением массы клеточных элементов слизистой оболочки, а также с сосудистыми и обменными сдвигами. Однако тот факт, что язва желудка или двенадцатиперстной кишки, развившаяся в период введения стероидных гормонов, при применении антацидной терапии заживает (несмотря на дальнейшее введение этих гормонов), заставляет придавать особое значение кислотному и пептическому фактору. Гистологическая картина слизистой оболочки желудка после кровотечений, перфораций или реактивации язвы, возникших у больных в результате лечения АКТГ, характеризуется явлениями острого процесса: отек, гиперемия, некроз и клеточная инфильтрация слизистого и подслизистого слоев, сосудистые изменения и тромбозы. Нередко отмечается лишь слабая воспалительная инфильтрация на дне язвы, а также отсутствие фибрина и типичных для язвы грануляций (116).

Стероидные язвы примерно в 2 раза чаще локализуются в желудке, чем в двенадцатиперстной кишке (180). При приеме глюкокортикоидов per os указанные осложнения возникают значительно чаще, чем при парентеральном введении препаратов, что объясняется попаданием в желудок небольшого количества гормона при последнем методе лечения (138).

Это подтверждает точку зрения о возможности прямого ульцерогенного действия кортикоидов на слизистую оболочку желудка, поскольку в эксперименте введение глюкокортикоидов увеличивает протяженность и глубину эрозий и язв (67, 134).

В ряде работ не получено прямого ульцерогенного эффекта при применении гормонов: введение АКТГ или кортизона собакам с фистулами Манн—Вильямсона не вызывает изъязвления слизистой оболочки желудка (158) и незначительно замедляет процесс обратного развития экспериментальных гастродуоденитов у собак (165).

Таким образом, имеющиеся данные о взаимосвязи гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы и желудка разноречивы. Большинство авторов высказывается в пользу несомненных ульцерогенных свойств глюкокортикоидов, что находит убедительное подтверждение в клинических наблюдениях за больными с «гормональными» язвами, а также в сообщениях о частых осложнениях со стороны желудка при различных стрессовых ситуациях (операциях, травмах, ожогах, инфарктах миокарда и т. п.).

Характерно, что исследователи, не получившие ульцерогенного или пептического эффекта от введения стероидов и АКТГ, пользовались сравнительно низкими дозировками указанных препаратов. Естественно, в условиях эксперимента трудно решить, адекватны ли вводимые дозы гормонов тому количеству, которое способны синтезировать надпочечники и гипофиз в условиях напряжения. Можно предположить, что разноречивость результатов экспериментов является следствием многообразия моделей, качества и экспозиции вводимого гормона. Возможно, определенное значение имеет вид подопытных животных (крысы, собаки, обезьяны и т. п.), имеющих принципиально различный секреторный цикл желудка, а также весьма своеобразные анатомо-гистологические особенности этого органа (51).

Ясно, что стероидные гормоны в различных условиях по-разному влияют на слизистую оболочку желудка (стимулирующее, трофическое и ульцерогенное действие). Одной из причин в развитии патологических сдвигов в желудке является нарушение физиологического уровня стероидных гормонов. Гиперфункция коры надпочечников определяет повышенную секреторную работу желудка, а низкий уровень кортикоидов в крови нарушает метаболические процессы в слизистой желудка, тем самым способствуя прогрессированию в ней дистрофических процессов (51).

Несмотря на столь хорошо аргументированную точку зрения об участии ГГНС в развитии патологических изменений в желудке, достаточно обоснованных клинических доказательств в пользу непосредственного участия стероидных гормонов в развитии язвенной болезни пока нет. Crean (80) считает, что эти доказательства могут быть получены только в условиях «хорошо контролируемых клинических испытаний».

* Нестеров А. И. О применении стероидных гормонов при лечении больных ревматизмом,— «Советская медицина», 1961, № 1, с. 3.

Источник

Читайте также: Язва желудка таблетки названия

В норме уровень глюкозы в плазме крови колеблется в пределах 3,3-5,5 мМоль/л – нормогликемия. Снижение ниже 3,3 мМоль/л – гипогликемия. Повышение выше 5,5 мМоль/л — гипергликемия. Снижение менее 2,7 мМоль/л — гипогликемическая кома. Увеличение более 8,8 мМоль/л – глюкозурия. Увеличение более 22 мМоль/л — гипергликемическая кома.

Инсулин  полипептидный гормон, состоящий из 2-х полипептидных цепей, обоз­начаемых как А- и В-цепи, соединенные двумя дисульфидными мости­ками. Полная молекула содержит 51 аминокислоту с молекулярной массой 5800.

Рис. 14.8. Молекулы проинсулина и инсулина. Показаны последовательность аминокислот в моле­куле проинсулииа, А- и В-цепи молекулы активного инсулина. Расщепление дипептидных связей ведет к образованию молекулы инсулина и неактивного С-пептида [по В.М. Кэттайл, Р.А. Арки, 2001].

Инсулин синтезируется бета-клетками в виде одноцепочечного предшественника – проинсулина (путем отщепления С-пептида), а тот, в свою очередь, из препроинсулина.

К стимуляторам синтеза и секреции инсулина относятся: глюкоза, манноза, лейцин, СТГ, глюкагон, глутаминовая кислота, секретин. Адреналин ингибирует синтез инсулина.

Рис. 14.9. Строение островкового аппарата поджелудочной железы.

В нормальных островках бетта-клетки составляют 60%, аль­фа-клетки — 25% (глюкагон) и дельта-клетки — 10% (соматостатин). Островок Лангерганса представляет собой маленький орган, все клетки которого координированно отвечают на стимулы извне и собственные паракринные влияния.

Главная функция инсулина регуляция метаболизма белков, жиров, углеводов. Это анаболический гормон. Суммарно инсулин снижает уровень глюкозы в крови.

Его эффекты на мышцы, печень и жировую ткань:

стимуляция захвата клетками глюкозы, аминокислот, жирных кислот;

усиление синтеза гликогена (гликогеногенез в печени и мышцах);

усиление синтеза жиров — липогенез (ожирение при 2 типе СД), есть сведения, что тормозит липазу, но при 2 типе СД ожирение по андроидному типу (жир легко запасается и легко расщепляется), т.к. активируется липогенез и не тормозится липолиз;

усиление синтеза белков (протеиногенез);

торможение глюконеогенеза и распада гликогена (гликогенолиза), белков и триглицеридов.

50% инсулина распадается в печени под действием инсулиназы, поэтому при патологии печени развивается гиперинсулинемия.

Контринсулярные гормоны (увеличивают уровень глюкозы в крови);

Глюкагон (-клетки островков Лангерганса поджелудочной железы):

ускоряет гликогенолиз и глюконеогенез в печени;

тормозит синтез белка и ускоряет протеолиз.

Глюкокортикостероиды (глюкокортикоиды) и АКТГ:

активирует липолиз (ЖК — антагонисты инсулина)

конкурирует с инсулином за рецепторы.

угнетает синтез инсулина и гликогена.

Гипогликемия – снижение концентрации глюкозы в плазме ниже нижней границы нормы.

Гипогликемия представляет собой снижение уровня глюкозы плазмы до таких значе­ний, когда появляются клинические симптомы, исчезающие после нормализации снижения глюкозы.

Скорость развития гипогликемии зави­сит от пола больного, быстроты снижения уровня глюкозы, исходного содержания глюкозы.

В среднем принято считать, что гипогликемия развивается при снижении уровня глюкозы до 2,5-3,0 ммоль/л.

Классификация, основанная на характерис­тике условий, в которых развивает гипогликемия. С этих позиций можно выделить 3 основные виды гипогликемий:

а) инсулинпродуцирующая опухоль бетта-клеток;

б) гипогликемия поврежденных с кетозом.

II — гипогликемия после еды:

а) спонтанная реактивная гипогликемия;

б) ранние стадии сахарного диабета.

III — индуцированная гипогликемия:

а) алкогольная гипогликемия;

Гипогликемия натощак характеризуется неэффективностью поддержания нормального уровня глюкозы в условиях воздержания от пищи.

В состоянии натощак глюкоза в организме человека потребляется почти исключительно мозгом. Небольшие количества ее потребляются также форменными элементами крови. Совершенно иная ситуация скла­дывается в инсулинзависимых тканях, таких, как мышцы и жировая ткань, которые практических не потребляют глюкозу при голодании, длящемся 12 ч и более. Если голодание продолжается более 12-14 часов, то включаются дополнительные механизмы поддержания нормогли­кемии. Мозг утилизирует глюкозу со скоровстью 125 г/сут, поэтому запасов гликогена в печени явно недостаточно. На помощь приходит глюконеогенез и липолиз с последующим окислением жирных кислот и прогрессивным повышением в плазме уровня кетоновых тел (бета-ок­симасляная кислота, ацетон и ацетоуксусная кислота). При более дли­тельном голодании (дни и недели) в ход идут запасы белка, что неминуемо приводит к смерти (если вовремя не остановиться).

Таким образом, поддержание нормогликемии в состоянии натощак за­висит от 3-х основных факторов:

гормональной среды, характеризующейся исходным или сниженным уровнем инсулина и исходным или повышенным уровнем глюкагона, СТГ и кортизола;

печени, в которой не нарушены процессы гликогенолиза и глюконеогенеза;

субстратов процессов глюконеогенеза.

Следовательно, гипогликемию натощак можно подразделить на эн­докринную, печеночную и субстратную.

Итак, гипогликемия натощак подразделяется:

а) Избыток инсулина или инсулиноподобных факторов:

островковоклеточные опухоли, продуцирующие инсулин;

внепанкреатические опухоли, вызывающие гипогликемию.

изолированный дефицит СТГ.

изолированный дефицит АКТГ;

а) болезни накопления гликогена;

б) дефицит ферментов глюконеогенеза;

г) застойная сердечная недостаточность.

а) гипогликемия беременных;

б) гипогликемия новорожденных с кетозом;

г) алиментарная недостаточность.

а) аутоиммунная инсулиновая гипогликемия.

Островковоклеточные опухоли поджелудочной железы вызывают гипогликемию за счет гиперпродукции инсулина. Состоит опухоль из гроздьев типичных бета-клеток. Патогенез гипогликемии у таких больных сводится либо к абсолютному повышению уровня инсулина в плазме натощак или во время физической работы, либо к отсутствию снижения уровня инсулина, которое в таких условиях происходит в норме.

Гипогликемия при дефиците гормонов обусловлена снижением или отсутствием их контринсулярного эффекта.

Гипогликемия при заболеваниях печени была частично нами уже рассмотрена (гликогенозы). Следует отметить, что это состояние встречается, и нередко, при вирусных гепатитах и тяжелых токси­ческих поражениях печени.

Помимо снижения уровня инсулина, присутствия регуляторных гормонов и сохранности глюконеогенеза в печени, продукция глюкоза натощак требует и присутствия субстратов-предшественников, особенно аланина. У здоровых лиц скорость высвобождения аланина из мышц определяет скорость глюконеогенеза при голодании.

Гипогликемия после еды, или реактивная гипогликемия — это состояние можно определить как уменьшение содержания глюкозы в плазме в период перехода от состояния сытости к состоянию голода, достаточное для появления субъективных жалоб. Предполагают, что гипогликемия после еды может быть обусловлена либо отсутствием адекватного снижения утилизации глю­козы по мере уменьшения уровня глюкозы в плазме, либо неадекват­ностью поглощения глюкозы печенью и периферическими тканями.

идиопатическую (функциональную) гипогликемию,

гипогликемию на ранних стадиях сахарного диабета.

Идиопатическая (функциональная) гипогликемия встречается чаще у женщин 25-35 лет, больные внешне не отличаются от здоровых. Жалобы достаточно неспецифичны — тошнота, слабость, сердцебиение. Симптомы эти могут существовать годами, не прогрессируя.

Алиментарная гипогликемия наблюдается иногда у больных с операциями на ЖКТ. Гипогликемия выражена больше, чем у больных с идиопатической гипогликемией. Считают, что гипогликемия у них обусловлена кишечными, а не панкреатическими дефектами.

Давно известно, что гипогликемия после еды может быть прояв­лением инсулиннезависимого СД (II типа, диабета взрослых). У таких больных натощак уровень глюкозы находится в пределах нормы, но рано повышается вследствие недостаточной секреции инсу­лина и отмечается поздняя гиперинсулинемия.

Из других причин гипогликемию после еды наблюдали при ожире­нии, почечной глюкозурии и различных гормондефицитных состояниях.

Индуцированные гипогликемии возникают при:

передозировке инсулина и других ССП;

врожденных дефектах метаболизма.

Алкогольная гипогликемия распространена среди пьющих, но мало или совсем не закусывающих лиц. Синдром развивается спустя 6-24 часа после алкогольного эксцесса и поэтому запах алкоголя может не ощущаться.

Механизм развития алкогольной гипогликемии, вероятно, заклю­чается в уменьшении продуцирования глюкозы печени из-за угнетения алкоголем глюконеогенеза (снижение использования лактата и алани­на).

Клинические проявления гипогликемии обусловлены двумя факто­рами: 1) снижением уровня глюкозы в головном мозге (нейрогликопе­ния); 2) стимуляцией симпатоадреналовой системы.

Нейрогликопения проявляется головной болью, утомляемостью, помрачением сознания, галлюцинациями, судорогами и комой.

Симптомы адренергической стимуляции включают сердцебиение, возбуждение, потливость, дрожь и чувство голода. Они появляются раньше, чем все прочие, предупреждая о надвигающейся коме. Прис­туп можно оборвать, приняв глюкозу или углеводсодержащую пищу.

Лечение гипогликемии заключается в замедленном введении 50-70 мл 40% раствора глюкозы, можно повторно.

Этиология гипергликемических состояний. Диабеты. Патогенез сахарного диабета 1 и 2 типа. Понятие о почечном сахарном диабете.

источник

Понравилась статья? Поделить с друзьями: