Помогите я сломала позвоночник

«В 33 года я сломала позвоночник, тогда же узнала, что у меня остеопороз, а сегодня, вопреки прогнозам врачей, планирую родить третьего ребенка»: история хрупкой, но сильной женщины

Меня зовут Ирина Акопян. Я замужем, у меня подрастают двое сыновей — Ян и Арон. Я веду свой блог в Инстаграме, развиваю сообщество MamaClub. Три года назад мою жизнь перевернул несчастный случай: спускаясь со сцены, я почувствовала резкую боль в спине. Вскоре выяснилось, что это перелом позвоночника.

Пожалуй, начну с самого начала. В 2014 году я была мамой в декрете, которая не знала, куда себя деть, чтобы победить этот день сурка и перестать выносить мозг супругу. Именно муж настоял на том, чтобы я пошла куда-нибудь учиться.

Учеба длилась два месяца — с января по февраль 2015-го, а в апреле я надумала испытать себя в деле и запланировала пасхальную фотосессию.

На тот момент в моем Инстаграме было немного подписчиков, поэтому я не набрала нужное количество людей на съемочный день, а так как аренда студии уже была оплачена, мне было просто необходимо найти клиентов. Тогда знакомые посоветовали мне дать рекламу в аккаунте клуба молодых мам MamaClub. Я так и сделала: общалась напрямую с создателем сообщества Романом. Фотодень прошел хорошо, вскоре после этого я выложила в свой аккаунт лучшую фотографию с той съемки. Сначала репост публикации сделал популярный европейский аккаунт, а потом и Роман разместил мой снимок в аккаунте MamaClub. Пост собрал самое большое количество лайков и около 400 комментариев, что было просто беспрецедентно. Мы начали общаться с Романом, я предложила ему несколько идей для паблика, а он пригласил меня в проект. Уже в конце апреля я получила пароль от аккаунта MamaClub и начала воплощать свои идеи в жизнь. А в июне решила встретиться с подписчицами вживую ипровела первую встречу для мам.

Вскоре я узнала, что беременна вторым ребенком. Однако работу над сообществом я не оставила, ведь на тот момент им занималась только я, никакой команды и в помине не было. Я поставила себе цель — получить премию как лучшее инстаграм-сообщество. Признаюсь, это было напряженное время, я много работала, генерировала идеи, агитировала голосовать за нас. И в мае 2016-го, когда моему младшему сыну было три месяца, состоялась церемония награждения, где MamaClub был признан лучшим сообществом.

К тому моменту я была буквально выжата, поэтому говорила себе: «Сейчас получу эту премию и поставлю точку». Уже сегодня понимаю, насколько неправильными были мои слова. Я верю в силу мысли, в позитивное мышление, поэтому сегодня сказала бы: «Сейчас получу премию, немного отдохну и пойду дальше». Но тогда мой посыл звучал иначе.

Наконец со сцены прозвучало мое имя, и я вышла за наградой. Эмоции переполняли. Я это сделала!

В зрительном зале находились две мои знакомые, обе — врачи. Обнимая их, я сказала, что с позвоночником что-то неладное, но уже через мгновение выкинула эту мысль из головы.

Мой младший сын был на грудном вскармливании. Я стала чувствовать боль в спине, но по-прежнему не придавала этому особого значения. Однако примерно через неделю после премии кормить ребенка я уже не могла: очень сильно болели позвоночник и весь грудной отдел, мне было тяжело даже держать малыша на руках.

Я боялась рассказывать обо всем супругу, потому что наши проекты внутри клуба MamaClub набирали обороты — актив мой личный блог в Инстаграм, параллельно стали приходить приглашения на съемки, мероприятия, эфиры, предложения рекламных проектов. Все это очень много для меня значило, и я понимала, если скажу супругу о болях, он точно запретит мне работать, обяжет обратиться к врачу, и я потеряю драгоценное время.

Я промолчала, но вскоре уже не могла сдерживать слезы. Я поделилась своими переживаниями с Романом, и он пригрозил поменять пароль от страницы MamaClub, если я не сделаю МРТ. Для меня это было хуже смерти, ведь в сообщество я вкладывала всю себя.

Диагноз как приговор

Я прошла необходимые обследования. Когда результаты были готовы, пришла к врачу, и мне сообщили, что у меня перелом грудного отдела позвоночника. Мой первый в жизни перелом и сразу такой серьезный! Я тут же рассказала обо всем маме, супругу. Стоит ли говорить, что все были в шоке. Никто не понимал, как такое могло произойти. Знакомые связали меня с лучшими специалистами, но даже они разводили руками, говорили: «Невозможно получить такую травму, спускаясь со сцены. Обычно столь сильное повреждение является следствием падения с высоты или автомобильной аварии».

Мы обследовались не в одной известнейшей клинике, и только в ЦИТО (Национальный медицинский исследовательский центр травматологии и ортопедии имени Н. Н. Приорова, — прим. Woman.ru) мне поставили диагноз. Там я узнала, что у меня остеопороз (заболевание скелета, характеризующееся снижением плотности костей и увеличением их хрупкости и риска перелома, — прим. Woman.ru).

Диагноз прозвучал для меня как приговор. Я разрыдалась прямо там, в кабинете. Прогнозы врачей были неутешительными. Лечения у моей болезни нет, можно только поддерживать стабильное состояние. Меня предупредили, что можно навсегда забыть об активном образе жизни (так как есть риск получить травму) и к 40 годам я сгорблюсь, сожмусь, потому что кости будут неизбежно высыхать. В общем, ужасов наговорили немало.

Мама тоже места себе не находила, плакала втайне от меня, но я, конечно, все видела. Муж тоже старался бодриться, но я знала, как ему тяжело. К счастью, обошлось без операции. Мне прописали строгий постельный режим: первый месяц можно было только лежать и вставать лишь в туалет. Врачи также запретили мне кормить младшего сына грудью и вообще брать его на руки, поэтому все заботы о детях легли на плечи супруга и мамы.

Маме пришлось нелегко: Арон был очень крупным малышом. Он как будто чувствовал, что мне плохо, поэтому стал очень беспокойным. Но если раньше я могла просто приложить его к груди, то теперь успокаивать малыша приходилось маме. Все усложнилось в один миг: Арон отказывался от бутылочки и очень плохо спал. Мы нашли способ укачивать сына, укладывая его спать в коляске. Потом мы так и катали его по квартире до полутора-двух лет, потому что он так привык. Вскоре прибегли к помощи няни, потому что я была абсолютно обездвижена.

Страшнее всего для меня было осознавать, что дети видят меня в лежачем состоянии. Я же хотела жить и жить в радость, поэтому дала себе установку, что все изменится.

Через месяц мне разрешили вставать, и следующие три я носила корсет — чертовски неудобный, раздражающий. Однако это было лучше, чем лежать неподвижно. Наконец я могла хоть немного облегчить будни мамы: например, имея теперь возможность прилечь на бок, я брала Арона к себе, чтобы он поспал. И я стала чувствовать себя уверенней, даже решилась на фотосессию в корсете, потому что хотела доказать сама себе, что жизнь на этом не заканчивается.

Тем не менее немецкие специалисты были настроены более позитивно: сказали, что я обязательно буду жить и радоваться этой жизни, просто нужно заниматься спортом для укрепления мышечного корсета, пить витамины и в целом следить за своим здоровьем.

С чистого листа

Нет волшебной пилюли или укола, которые могли бы меня излечить. Я это понимала. Тем не менее после Германии я всерьез настроилась на лучшее. Если сегодня мне не напоминать о моей проблеме, то я сама и не стану думать о ней, несмотря на то, что чувствую боль каждый день. Даже сейчас — сидя за столиком и непринужденно общаясь. За три года боль стала обыденной частью меня и моего состояния. Усталость, стресс — все это тут же отражается на мне сильными болями. Я научилась с этим жить и беречь себя.

Это не проявление звездной болезни, как мне иногда пишут фолловеры, а необходимость. Я могу пройтись с пылесосом, помыть полы, но после даже малейших наклонов боли будут такими сильными! А я не хочу жить в боли.

К примеру, на днях мне нужно было найти документ, я принялась разбирать папки, файлы. И, видимо, из-за интенсивного движения рук к вечеру у меня болело все тело. Также я вот уже почти три года не мою голову сама, так как волосы густые, и мытье отзывается во мне болью. Поэтому я хожу в салон красоты в соседнем доме, где мастера избавляют меня от ненужных страданий.

Мой младший сын сейчас весит 19 килограммов, и, конечно, в порыве любви и ласки я все равно его беру на руки. Проблема заключается и в том, что я не умею правильно распределять нагрузку. Не так давно я стала заниматься спортом, и тренер как раз учит меня этому. Но разве вы вспомните о распределении сил, когда вам навстречу бежит ваш малыш? Конечно, ты об этом не думаешь.

Недавно мы снимали видео для моего блога, мне нужно было поднять Арона и посадить на стол. Я сделала это крайне неудачно и не на шутку испугалась. К сожалению, я действительно пока не могу контролировать многие вещи, но учусь. Когда никого нет рядом, могу сама что-то поднять, передвинуть. Хотя мне грех жаловаться — дома семья ограждает меня от лишних забот, а на работе берегут коллеги.

Я пересмотрела свои взгляды и сегодня ко многому отношусь с осторожностью: например, в зимний период времени стараюсь практически не ходить пешком, потому что есть большой риск упасть. Каким бы аккуратным ты ни был, никто не застрахован от случайностей — тут ударился, там оступился. Конечно, также я регулярно пью кальций и витамин D — тут ничего удивительного, просто в моем случае это увеличенные дозы.

Сегодня, опираясь на свой опыт, я стараюсь донести до своих подписчиков, как важно заботиться о себе, прислушиваться к организму, откликаться на какие-то его сигналы, боли. Не стесняйтесь и не ленитесь обратиться к врачу, если вас что-то беспокоит. Своевременность может спасти вам жизнь.

На сегодняшний день врачи, к сожалению, не могут дать ответ, врожденное у меня заболевание или приобретенное, так как мы узнали обо всем поздно — уже после перелома. Вообще остеопороз, остеохондроз проявляется у людей годам к шестидесяти, то есть это возрастное заболевание, но исключения случаются. Мне в последнее время пишет немало молоденьких девушек, страдающих остеопорозом. Возрастной ценз очень сильно снизился. Поэтому, когда наши дети немного подрастут, мы с мужем решили отправить их на обследование, чтобы снять все опасения.

Два сыночка, нужна лапочка дочка

Я мечтаю стать мамой в третий раз, что в нынешних реалиях, как вы можете догадаться, мне противопоказано. Есть страх, что я — в прямом смысле — могу сломаться, потому что во время беременности кальций из костей вымывается. Российские врачи рожать мне запрещают. Немецкие специалисты менее категоричны, они говорят: «Вы можете забеременеть и даже родить самостоятельно, но вы должны быть готовы к тому, что состояние костей ухудшится еще сильнее, и мы ничем не сможем вам помочь». Понятно, что всю ответственность и риски они также перекладывают на меня. Но я готова рискнуть, потому что очень этого хочу и настроена позитивно. Да и Ян то и дело спрашивает, когда у него появится сестренка.

Более того, у нас с мужем разные резус-факторы, поэтому в беременность существует опасность резус-конфликта. Тем не менее вера и надежда меня не покидают. Для себя я решила, что этот год посвящу своему здоровью, буду прислушиваться к себе и если пойму, что готова, все случится. Если же мы так и не решимся, у нас все равно будет ребенок. Возможно, приемный. Но я понимаю, что к этому шагу надо тщательно готовиться. Я всегда мечтала о большой семье, говорила: «Четверых рожу, а пятого возьмем из детского дома».

Если на сегодняшний день представить мою жизнь в виде диаграммы, то у меня все хорошо. С супругом прекрасные отношения, дети счастливы, на работе полный порядок, абсолютная финансовая стабильность. Подводит только здоровье, хотя и этот пункт отражается лишь в медицинской карте. Я привыкла жить со своим диагнозом, не опустила рук и на все смотрю с позитивом. Я верю, что не скорчусь к 40 годам, как мне предсказывают врачи, а наоборот, буду цвести и пахнуть.

Если бы я близко к сердцу воспринимала все, что мне говорят, слушала, кто меня жалеет или ругает, жалела себя, то можно было бы уже сойти с ума. Важен личный настрой. Я по-прежнему слушаю мнение врачей, но многое фильтрую. Например, отмечаю, что с 2016 года стала только краше и не собираюсь скрючиваться. Мой совет: цепляйтесь за хорошее, доброе, позитивное и именно с этим настроем идите по жизни.

Это моя история, она такая. Я стараюсь мотивировать людей, вдохновлять их и на своем примере показать, как важно обследоваться и прислушиваться к своему организму. Но я не врач, поэтому не даю указаний, какие лекарства пить, какие анализы делать и какие клиники выбирать. Я не имею на это права.

Просто помните о своем здоровье и о том, что оно у вас одно. Сколько бы вам ни было лет, не относитесь ко всему халатно. Я рекомендую изредка сдавать хотя бы общий анализ крови. Казалось бы, такая мелочь, а между тем она может выявить самые разные нарушения в организме. Я раньше тоже не придавала этому значения, а теперь знаю, как это важно. Ведь кто знает: может быть, если я с самого начала относилась к себе бережнее и сдавала хоть какие-то анализы, то перелома позвоночника можно было избежать.

источник

Помогите я сломала позвоночник

Начало: Как я поломался
В реанимации я провёл 2 или 3 дня. Помню их смутно. Слева от меня лежала женщина, не знаю сколько лет. Все время материлась и орала, она выпрыгнула откуда то или выпала. Справа кажется мужик, кажется иностранец. Вроде что то говорил ему на английском. Хотя может это мне и привидилось.
Медсестра принесла какую то странную металлическую кружку с носиком, из которого шёл шланг. Мне нужно было дуть в неё (там была вода) и пускать пузыри. Сказали иначе будет пневмония.
В последний день реанимации сказали, что переводят меня. Днём перевезли в палату.
Да, я забыл сказать, мне очень повезло, по скорой я попал в Военно медицинскую академию. Потом расскажу почему повезло. Перевели меня в отделение военно — полевой хирургии.
Врач сказал, чтобы я не лежал ровно, а как можно чаще двигался, чтобы не было пролежней. А это было ну очень тяжело. По мимо сломанного позвоночника, у меня были множественные переломы рёбер и двусторонний ушиб лёгких. Именно поэтому я задыхался после травмы. Если вы ломали ребра, вы знаете как это чихать при этом. Сестры первое время забегался в палату, посмотреть почему я так ору. А это я чихаю. На боку лежать тоже было не возможно.
Расскажу вам про своих соседей. Молодой парень, 21 ему был вроде, контрактник. На учениях оторвало кисть. Вина начальства. Второй мужик — «овощь». Военный, попал в аварию на машине. Череп в кашу, внутренние органы тоже. Его транспортником доставили в Ростов, без вариантов. Затем в Москву, в Бурденко. Они отказались, сказали зачем вы нам труп привезли. Потом уже к нам в Питер, в ВМА. И тут его собрали буквально по кускам. Да овощем, но живой. Врачи сказали мозг целый, может очнуться. Эмоции иногда выдавал. С ним отец все время сидел, ухаживал. Взял отпуск и за свой счёт и приехал. Меня когда выписывали, ему как раз пластины вставляли вместо частей черепа. В палате напротив были сирийцы. Мирные жители.
Пришли родители, старались держаться, меня подбадривали. Но было видно как они постарели за эти дни. Рассказали как узнали, как сидели эти дни в больнице,как приходила бывшая жена, как плакали в обнимку.
Папа давал врачу деньги, готов был квартиру продать чтобы меня на ноги поставили. Врач сказал: ничего не надо, это наша работа. Ничего не взял, хотя папа может быть убедительным. Поступил я в тяжёлом состоянии. Шансы меня починить были очень малы. Уже после всех операций мне сказали, что 90% было, что я никогда больше ни буду ходить. На всех реабилитациях которые у меня были, мне говорили, что за границей бы так собрать меня не смогли.
Вечером как то неудачно повернулся, чувствую спине тепло. Дренаж отсоединился, кровь потекла. Присоединили, вытерли. Засыпал только с уколом. Помогал он не до утра.
На следующий день мне вытащили мочевой катетер и дренаж. Принесли утку и судно. Сказали родителям что принести, например влажные платенца и шарики. Надувал их, тренажёр для легких. После катетера мочиться было больно, но на сколько же это было легче.
Не ел дня 4 и не хотелось, вообще.
Пришла бывшая жена. При виде её у меня потекли слёзы. Она меня строго осекла, чтобы я собрался и не распускал нюни. Для меня это было как отрезвляющая пощёчина. С того момента я ни разу не позволил себе и другим жалеть себя и раскисать. Я был очень рад её видеть, как будто только её я и ждал чтобы поправиться.
Родители приезжали каждый день, как на вторую работу после основной.
Приехали из театра. Какой заместитель директора театра(женщина) с заместителем(мужчина), начальства у нас в театре очень много, всех не узнаешь. Спрашивали как всё было, спрашивали, что нужно. Привезли подушку вместо больничной, чулки компрессионные и матрас(не пригодился) . При этом, мой прямой начальник и зам за все время ни позвонили ни написали(спойлер: не позвонят, не напишут и будут меня избегать, когда я в театр приеду) .
Я пишу не по дням конкретно, просто общие воспоминания.
Повезли на узи, посмотрели лёгкие, надо откачивать кровь. Повезли. Из левого лёгкого натекло около 0.5л крови. Врач говорит, вот куда весь гемоглобин делся.
Вообще врач мой очень хороший, настоящий военный врач. Врач с большой буквы. Он спас мне жизнь.
Любил меня при встрече потроллить, типа я нежный мальчик, работник искусств, богема. Это видимо я стонал и кричал от боли при поступлении , по этому.
Первые несколько дней лежал как привезли, голым. Пока после кт, врач не сказал : ты что нудист? Когда трусы наденешь? А я честно говоря думал не надо, типа шов тереть будет)) так я перестал быть нудистом)
День наверное только на 4 начал есть, и то через силу. По большому тоже не ходил и даже боялся об этом думать. Вообще это тема для отдельной истории: как какать лёжа. Пришёл тот момент, когда пришлось это сделать и я вам скажу это настоящее мучение. Всё время лежишь и там в кишках всё слеживается и тромбуется. Тужиться тяжело и ужасно больно(позвоночник и ребра). Короче говоря настоящее мучение. Ни говоря о том, что в больнице напрочь лишаешься стеснения. Отдельное спасибо санитаркам за их работу. За 8к в месяц по мимо всего прочего, они таскают утки, судна и вытирают задницы. И без брезгливости, раздражения, а главное качественно вытирают. Вы извините за подробности, просто чтобы понимали какая это работа и как они хорошо её делают, причём за копейки. Золотые женщины.
До самой выписки просил обезболивающее перед сном. Под утро выпивал найз(попросил родителей принести), только так мог спать.
Через неделю врач сказал: нужен корсет, через неделю будем учиться ходить. Я мягко говоря удивился и обрадовался. Тот мужик с работы привёз корсет. Выглядит он как жилетка из пластика сзади и лямки и фиксаторы спереди.
Шло время, я начал уже более уверенно ворочаться, недолго лежать на боку, хотя ребра упорно не сростали со всеми вытекающими. Сломанная спина не прошла без последствий, осложнение было на правую ногу. Она была значительно слабее левой и я не мог её поднять (прямой) естественно лёжа. Помните момент из «убить билла», где турман заставляла палец пошевелиться? Вот так же лежал и заставлял ногу подняться. Лежу, пыжусь, слёзы на глазах, поднимайся сука говорю. Назначили массаж и физиотерапия. Понемногу нога начала работать лучше.
Пришёл день пробовать ходить. Чтобы не говорить много раз, мне было ооочень тяжело, каждый этап было тяжело и больно. Хотя больно мне было всегда. Нужно было перевернуться на живот и встать на корачки. Причём нельзя было подключать спину. В этом положении на меня накинули корсет, совсем как седло и затянули его. Далее было самое страшное- первый шаг с кровати, из того же положения спиной. Естественно меня страховали и придерживали. Встал на ноги, чувство что в первый раз в жизни сделал шаг. Поплыл, закружилась голова. Пара шагов был мой лимит. С одной стороны это была победа, я хожу, хоть и очень устал и поплыл. С другой стороны хотелось ещё ходить. Так я начал ходить, каждый день, все дольше и дольше. Самой большой радостью и счастьем стало то, что я смог теперь дойти до туалета. Какое же это было блаженство опорожнять кишечник не лёжа. Правда и не сидя, а на полусогнутых, сидеть мне ещё долго будет нельзя, только стоять(ходить) или лежать.
Приехал папин брат, потом мамина сестра приходили, навещали. Приходили друзья, не все. Кто то навещал, от кого не ожидал и наоборот, от кого ждал не приходили. Бывшая жена навещала, ухаживала, помогала. Каждый день созванивались, говорил с сыном по видеосвязи. Безумно скучал, а он каждый раз говорил: папа когда тебя выпишут, я соскучился. Я не хотел, чтобы он приходил в больницу. Вернее я хотел этого больше всего на свете, но я считаю что многие вещи не надо видеть ребёнку, а там жести хватало. Ближе к выписке начали снимать скобы и швы. В одном месте перешить пришлось, струп завернулся внутрь шва. Его отрезали и зашили. Иногда перевязку делали прям на месте, иногда в перевязочной, рядом с палатой. Ближе к выписке мог уже доковылять без корсета. Криво, неуверенно, больно, но сам.
После троллинга врача, я как то стеснялся говорить, что у меня что то болит. Но думаю дело к выписке, а сплю я до сих пор только на обезболивающих. Решил рассказать. Хорошо что решил. Боль из спины отходила в стороны, будто в почки отдавала. Оказывается это конструкция ещё не плотно выросла и типа на нерв как то воздействует. Я может с медицинской точки зрения сейчас несу чушь, но это как я запомнил. Надо делать денервацию. Прокалывают спину такой штукой типа спицы, нужно попасть в этот нерв, и подаётся электричество прямо внутрь, в нерв. И он отключается, не навсегда. На несколько месяцев. Скажу вам процедура мягко говоря не очень приятная, ваше голосовое сопровождение неминуемо) было реально больно. Зато в палату я шёл уже ровно, появилось чувство облегчения в спине. Потихоньку начал готовиться к выписке.
В больнице я пролежал 4 недели. И хоть я уже привык лежать и меня это не напрягало, конечно хотелось домой.
А теперь если вы дочитали до этого места, вот мой диагноз из выписки:

Тяжёлая сочетанная травма груди, позвоночника. Закрытая травма груди с множественными переломами рёбер с двух сторон, двусторонний ушиб лёгких. Закрытая травма позвоночника с частичным нарушением проводимости спинного мозга. Компрессионные переломы тел Th X, Th XI, Th XII. Нестабильный компрессионно — оскольчатый перелом тела L I позвонка со смещением отломков в сторону позвоночного канала (тип B3 по классификации AO) и формированием абсолютного стеноза на данном уровне. Ушиб эпиконуса и корешков конского хвоста. Острая кровопотеря лёгкой степени. Осложнения: двухсторонний гемоторакс.

Дальше долгая дорога домой, пробки и боль сделали её долгой. И наконец я дома, спустя всё, что я пережил я снова дома. Вечером пришла бывшая жена с сыном, наконец обнял своего зайченка, как я счастлив.
История травмы и больницы закончилась, но это не конец всей истории. Впереди реабилитации, окончание больничного и многое другое.
Спасибо всем, кто читает, и кто подписался.
Мне есть ещё, что вам рассказать, завтра начну писать следующую часть.
Продолжение следует.

источник

Как я сломал позвонок

В общем дело было три года назад. Есть у нас в городе карьер. Зимой там все катаются на ватрушках/лыжах/санках и т.д. Ну и мы с друзьями не стали исключением. После нового года, пока все друзья в городе на каникулах перед сессией, решили встретиться, покататься. И решили мы съехать всемером «паровозиком» на плюшках. А в конце горки был нехеровый такой трамплин, метра полтора высотой. Если ехать с горки одному (ну, максимум вдвоем), то до него даже не доезжаешь и спуск вполне себе безопасный. Но наш «состав» перелетел через него, как будто его там и не было. Полет длился пару секунд. Передо мной была девушка. Единственное, что я помню, это как плюшка из-под нее летит впереди, я отпускаю свою и пытаюсь поймать эту девушку. Естественно, моя плюшка тоже решила сойти с нашего паровоза. Следующее, что я помню, то как я лежу на снегу на спине. И боль в пояснице. Подумал, что просто отбил. Полежал минуты 3, пора и вставать. Друзья помогли. Подъем в горку для меня стал подвигом. Честно, я тогда думал, что это просто ушиб. Боль из-за шока была не натолько сильной, чтоб я не мог ходить, но я ее ощущал и лежать было гораздо комфортнее. После подъёма я так и лег на ватрушку. Подождав ещё 5 минут, я понял, что тут что-то не так. Надо ехать в травму. Машина и права были только у меня, поэтому до дома за полисом мне пришлось ехать самому. Со мной поехала та девушка, которую я пытался поймать. К слову, от карьера до дома примерно километров 10 и от дома до травмы ещё примерно 5. Во второй части пути я уже лежал на заднем, а за рулём была мама.
Приехав в травму, меня послали делать снимок. Шок уже спал и боль была сильнее. Разделся я еле-еле. Компрессионный перелом 2 степени 3 поясничного позвонка. Так мне сказал дежурный врач, глядя на снимок. Я подписал бумаги, чтоб меня положили в стационар. И меня, внимание, послали пешком подниматься на 3 этаж. При травмах спины вообще ходить нельзя. Но мне это сказала только лечащий врач на следующий день. Поступил я туда часов в 11 вечера, забыл сказать. Сделали мне обезболивающий укол и успокающего чего то вкололи, и через минут 40 я уснул. Та девушка приходила ко мне каждый день, иногда и по два раза в день. Кстати, после этого случая, мы с ней стали встречаться, и живём уже года полтора вместе. Но история не об этом.

Пролежал я там, недели две с небольшим, хотя обещали месяц, не меньше. Но лечащий врач сказала, что организм молодой, позвонок зажил и дальше деформироваться не должен. Последние пару дней в больнице, мне даже разрешили ходить, естественно со специальным поясом, для поддержки поясницы. Сказать, что я забыл, как ходить, значит не сказать ничего. Пролежав две недели в кровати, не вставая, поднявшись с кровати я с трудом держал равновесие. Конечно, ходить я мог, но выглядело это, как будто я уже неделю не выходил из запоя. Персонал был дружелюбным, медсестры часто заглядывали, спрашивали не нужно ли чего мне. Санитарки унося тарелки из-под еды, спрашивали, не принести ли добавки. В общем, дискомфорта я не испытывал и домой хотелось лишь потому, что кровать там была мягче. К тому же в палате я лежал один, хотя пустыми были ещё 3 кровати, никто мне не мешал и я никому тоже. Мама принесла ноутбук, друзья накачали мне сериалов, игр, в общем, я не скучал. Спасибо им за это вот все.

Кстати, я курю, и первые дня 4 были для меня пыткой. У меня были мысли, не смотря на запрет врача, встать и сходить покурить. Но я пересилил себя и все таки лежал, понимая, что новый позвоночник себе я вряд ли смогу купить. Бросить не получилось. Первый маршрут, когда я встал, был до курилки.

В поясе я проходил ещё пол-года. Пару месяцев наблюдался у врача. Сейчас все нормально. Да, появился сколеоз. Иногда, когда весь день на ногах, поясница побаливает вечером. Но в целом моя жизнь не особо поменялась. Разве что, рост стал короче примерно на сантиметр.

Морали нет, так, чисто моя история из моей жизни.

источник

Как я сломал позвоночник. Часть 3. Больница.

Всем привет. Написал сегодня очередную часть подлиннее. Впереди ещё несколько частей. Прошлые части здесь:

Подъехали к больнице и меня стали выгружать из машины. Да так неудачно! Водитель взялся за носилки в моих ногах и стал выкатывать меня из машины на улицу. И вместо того чтобы два человека взяли меня за носилки сверху, он решил их опустить. Получилось так что он надламывает мою спину о задний бампер буханки . Но мои вопли не дали ему ещё больше их опустить. Мне сделали рентген и после 20 минутной паузы я спросил диагноз. Мне ответили что скорее всего это ушиб позвоночника и спинного мозга. А перелом есть или нет непонятно, потому что снимок лёжа делали. Сказали подождать несколько дней и посмотреть динамику.

Палата была на четверых человек. Лежачих нас было двое, остальные двое были полуходячие. Все соседи были возрастом около 50 лет. Первый был интеллегентный мужичок работающий на оборонном предприятии. Он сломал себе несколько ребер после падения со стремянки во время сбора вишни у себя на даче. Вторым был деревенский мужичок, которого до полусмерти избил сын. Переломав его и порезав ножом. Он уже долго находился в больнице. Был тихим, не сильно образованным, но порядочным и вежливым. Третий больной был самым весёлым. У него в ногах были спицы и лежал он только на спине. Травму получил во время перекрытия шифером крыши своего дома. Он решил с крыши не по лестнице спуститься, а прыгнуть. Ну и вот результат. Он постоянно рассказывал интересные истории, которые приключились за его жизнь. Работал он водителем автолавки в белорусском Райпо. Одну историю он рассказал про далёкие дефицитные 80-90-е.

В те времена продуктов не было столько много на прилавках. И даже такие простые продукты как сахар , мука, масло не каждый день были на прилавках. А тут к ним на базу привезли очень много сливочного масла в ящиках. Продать его все они не могли, поэтому решили загрузить ЗИЛ маслом и поехать в Россию. По его словам в то время в Беларуси с продуктами было плохо, а в России ещё хуже. Границы как таковой не было и их машину без проблем пустили в соседнюю страну. В ближайшем населенном пункте возле местного магазина они распахнули задние створки ворот и стали предлагать к продаже масло. Толпа покупателей росла в геометрической прогрессии. Докурив сигарету он решил пойти помочь продавщице в кузов, но местные решили что он захотел без очереди купить дефицитного маслица и кто дал ему тумака под глаз. Это его очень расстроило и он решил показать кто тут главный. Заскочил в свою кабину и тронулся с места, заставив толпу бежать вслед за машиной.

Все истории мне были очень интересны, потому что в моей жизни вряд-ли бы они случились.

Был июль месяц и в палате было очень жарко, сосед водитель постоянно курил, чем вызывал гнев мед персонала. А нам было все равно, главное чтобы не пердел. Мой лечащий врач сказал что в туалет можно потихоньку вставать и двигаться без резких движений. Спина болела, но боль была терпимая. Я был уверен что это ушиб. Пролежав пять дней боль стала чуть меньше. Беспокоил только парез ног. Парез это небольшое онемение и потеря сил в ногах. Было очень неприятно чувствовать что сила в ногах куда то делась. Но доктор сказал что такое бывает при ушибах. Меня выписали домой и я поехал в свой родной город.

С каждым днём мое самочувствие становилось хуже, я уже не мог повернуться вокруг своей оси и наклоняться вперед. В моем городе есть аппарат КТ и я решил для своего успокоения сделать снимок. Но в снимке мне отказали, сказав что нужно направление от врача. И это даже при полной оплате.

Я поехал в соседний город к своему прежнему лечащему врачу (он даже был заведующим отделением). Рассказал ему свои симптомы и попросил написать направление на Компьютерную Томографию. Его ответом была фраза. » Не дури мне голову и не отвлекай меня от работы. Я тебе не буду ничего выписывать» Было очень обидно и неожиданно такое услышать. В качестве отместки я написал в книге жалоб и предложений косяки по хозяйственной части его отделения. Начиная от того что не было в туалете никогда мыла и бумаги туалетной, заканчивая тем, что мужской и женский туалет был фактически без перегородки и на унитазе нужно было восседать друг напротив друга. (Кстати через две недели я получил ответ с Минздрава о том что нарушения подтвердились, перегородка сделана и т.д и т.п)

Чтобы получить направление на КТ мне пришлось идти на платный прием невропатологу и взять направление у него. В Москве, кстати, таких проблем нет, были бы деньги в кармане и любую диагностику можно получить в тот же день. На следующий день я сделал снимок и меня отправили купить cd r диск, чтобы записать на него результаты. Обойдя пол города я все же купил его и принес в больницу. Меня встречала медсестра с большими глазами. И на мой вопрос что не так, она ответила. «Молодой человек, у вас компрессионный перелом трёх позвонков грудного отдела второй степени. Вам нужно в приемный покой» я подождал несколько минут пока мне запишут диск и пошел в приемный покой находящийся в 30 метрах от КТ.

В приемном покое у меня состоялся такой диалог:

— У меня компрессионный перелом позвоночника.

— Посмотрите снимок и запись на диске.

Вызвали травматолога, ему объяснили ситуацию, он посмотрел на меня с небольшим удивлением. Сказал чтобы я не садился на кушетку, а постоял. Сказал мне что я первый человек за его врачебную историю, который самостоятельно пришел пешком со второй степенью перелома. Сказал что мне повезло, что не задет осколками проводящий канал. И ближайший месяц я должен буду провести в постели. Даже в туалет лежа. Совсем-совсем нельзя вставать. Эххх.

источник

Помогите я сломала позвоночник

Начало: Как я поломался
В реанимации я провёл 2 или 3 дня. Помню их смутно. Слева от меня лежала женщина, не знаю сколько лет. Все время материлась и орала, она выпрыгнула откуда то или выпала. Справа кажется мужик, кажется иностранец. Вроде что то говорил ему на английском. Хотя может это мне и привидилось.
Медсестра принесла какую то странную металлическую кружку с носиком, из которого шёл шланг. Мне нужно было дуть в неё (там была вода) и пускать пузыри. Сказали иначе будет пневмония.
В последний день реанимации сказали, что переводят меня. Днём перевезли в палату.
Да, я забыл сказать, мне очень повезло, по скорой я попал в Военно медицинскую академию. Потом расскажу почему повезло. Перевели меня в отделение военно — полевой хирургии.
Врач сказал, чтобы я не лежал ровно, а как можно чаще двигался, чтобы не было пролежней. А это было ну очень тяжело. По мимо сломанного позвоночника, у меня были множественные переломы рёбер и двусторонний ушиб лёгких. Именно поэтому я задыхался после травмы. Если вы ломали ребра, вы знаете как это чихать при этом. Сестры первое время забегался в палату, посмотреть почему я так ору. А это я чихаю. На боку лежать тоже было не возможно.
Расскажу вам про своих соседей. Молодой парень, 21 ему был вроде, контрактник. На учениях оторвало кисть. Вина начальства. Второй мужик — «овощь». Военный, попал в аварию на машине. Череп в кашу, внутренние органы тоже. Его транспортником доставили в Ростов, без вариантов. Затем в Москву, в Бурденко. Они отказались, сказали зачем вы нам труп привезли. Потом уже к нам в Питер, в ВМА. И тут его собрали буквально по кускам. Да овощем, но живой. Врачи сказали мозг целый, может очнуться. Эмоции иногда выдавал. С ним отец все время сидел, ухаживал. Взял отпуск и за свой счёт и приехал. Меня когда выписывали, ему как раз пластины вставляли вместо частей черепа. В палате напротив были сирийцы. Мирные жители.
Пришли родители, старались держаться, меня подбадривали. Но было видно как они постарели за эти дни. Рассказали как узнали, как сидели эти дни в больнице,как приходила бывшая жена, как плакали в обнимку.
Папа давал врачу деньги, готов был квартиру продать чтобы меня на ноги поставили. Врач сказал: ничего не надо, это наша работа. Ничего не взял, хотя папа может быть убедительным. Поступил я в тяжёлом состоянии. Шансы меня починить были очень малы. Уже после всех операций мне сказали, что 90% было, что я никогда больше ни буду ходить. На всех реабилитациях которые у меня были, мне говорили, что за границей бы так собрать меня не смогли.
Вечером как то неудачно повернулся, чувствую спине тепло. Дренаж отсоединился, кровь потекла. Присоединили, вытерли. Засыпал только с уколом. Помогал он не до утра.
На следующий день мне вытащили мочевой катетер и дренаж. Принесли утку и судно. Сказали родителям что принести, например влажные платенца и шарики. Надувал их, тренажёр для легких. После катетера мочиться было больно, но на сколько же это было легче.
Не ел дня 4 и не хотелось, вообще.
Пришла бывшая жена. При виде её у меня потекли слёзы. Она меня строго осекла, чтобы я собрался и не распускал нюни. Для меня это было как отрезвляющая пощёчина. С того момента я ни разу не позволил себе и другим жалеть себя и раскисать. Я был очень рад её видеть, как будто только её я и ждал чтобы поправиться.
Родители приезжали каждый день, как на вторую работу после основной.
Приехали из театра. Какой заместитель директора театра(женщина) с заместителем(мужчина), начальства у нас в театре очень много, всех не узнаешь. Спрашивали как всё было, спрашивали, что нужно. Привезли подушку вместо больничной, чулки компрессионные и матрас(не пригодился) . При этом, мой прямой начальник и зам за все время ни позвонили ни написали(спойлер: не позвонят, не напишут и будут меня избегать, когда я в театр приеду) .
Я пишу не по дням конкретно, просто общие воспоминания.
Повезли на узи, посмотрели лёгкие, надо откачивать кровь. Повезли. Из левого лёгкого натекло около 0.5л крови. Врач говорит, вот куда весь гемоглобин делся.
Вообще врач мой очень хороший, настоящий военный врач. Врач с большой буквы. Он спас мне жизнь.
Любил меня при встрече потроллить, типа я нежный мальчик, работник искусств, богема. Это видимо я стонал и кричал от боли при поступлении , по этому.
Первые несколько дней лежал как привезли, голым. Пока после кт, врач не сказал : ты что нудист? Когда трусы наденешь? А я честно говоря думал не надо, типа шов тереть будет)) так я перестал быть нудистом)
День наверное только на 4 начал есть, и то через силу. По большому тоже не ходил и даже боялся об этом думать. Вообще это тема для отдельной истории: как какать лёжа. Пришёл тот момент, когда пришлось это сделать и я вам скажу это настоящее мучение. Всё время лежишь и там в кишках всё слеживается и тромбуется. Тужиться тяжело и ужасно больно(позвоночник и ребра). Короче говоря настоящее мучение. Ни говоря о том, что в больнице напрочь лишаешься стеснения. Отдельное спасибо санитаркам за их работу. За 8к в месяц по мимо всего прочего, они таскают утки, судна и вытирают задницы. И без брезгливости, раздражения, а главное качественно вытирают. Вы извините за подробности, просто чтобы понимали какая это работа и как они хорошо её делают, причём за копейки. Золотые женщины.
До самой выписки просил обезболивающее перед сном. Под утро выпивал найз(попросил родителей принести), только так мог спать.
Через неделю врач сказал: нужен корсет, через неделю будем учиться ходить. Я мягко говоря удивился и обрадовался. Тот мужик с работы привёз корсет. Выглядит он как жилетка из пластика сзади и лямки и фиксаторы спереди.
Шло время, я начал уже более уверенно ворочаться, недолго лежать на боку, хотя ребра упорно не сростали со всеми вытекающими. Сломанная спина не прошла без последствий, осложнение было на правую ногу. Она была значительно слабее левой и я не мог её поднять (прямой) естественно лёжа. Помните момент из «убить билла», где турман заставляла палец пошевелиться? Вот так же лежал и заставлял ногу подняться. Лежу, пыжусь, слёзы на глазах, поднимайся сука говорю. Назначили массаж и физиотерапия. Понемногу нога начала работать лучше.
Пришёл день пробовать ходить. Чтобы не говорить много раз, мне было ооочень тяжело, каждый этап было тяжело и больно. Хотя больно мне было всегда. Нужно было перевернуться на живот и встать на корачки. Причём нельзя было подключать спину. В этом положении на меня накинули корсет, совсем как седло и затянули его. Далее было самое страшное- первый шаг с кровати, из того же положения спиной. Естественно меня страховали и придерживали. Встал на ноги, чувство что в первый раз в жизни сделал шаг. Поплыл, закружилась голова. Пара шагов был мой лимит. С одной стороны это была победа, я хожу, хоть и очень устал и поплыл. С другой стороны хотелось ещё ходить. Так я начал ходить, каждый день, все дольше и дольше. Самой большой радостью и счастьем стало то, что я смог теперь дойти до туалета. Какое же это было блаженство опорожнять кишечник не лёжа. Правда и не сидя, а на полусогнутых, сидеть мне ещё долго будет нельзя, только стоять(ходить) или лежать.
Приехал папин брат, потом мамина сестра приходили, навещали. Приходили друзья, не все. Кто то навещал, от кого не ожидал и наоборот, от кого ждал не приходили. Бывшая жена навещала, ухаживала, помогала. Каждый день созванивались, говорил с сыном по видеосвязи. Безумно скучал, а он каждый раз говорил: папа когда тебя выпишут, я соскучился. Я не хотел, чтобы он приходил в больницу. Вернее я хотел этого больше всего на свете, но я считаю что многие вещи не надо видеть ребёнку, а там жести хватало. Ближе к выписке начали снимать скобы и швы. В одном месте перешить пришлось, струп завернулся внутрь шва. Его отрезали и зашили. Иногда перевязку делали прям на месте, иногда в перевязочной, рядом с палатой. Ближе к выписке мог уже доковылять без корсета. Криво, неуверенно, больно, но сам.
После троллинга врача, я как то стеснялся говорить, что у меня что то болит. Но думаю дело к выписке, а сплю я до сих пор только на обезболивающих. Решил рассказать. Хорошо что решил. Боль из спины отходила в стороны, будто в почки отдавала. Оказывается это конструкция ещё не плотно выросла и типа на нерв как то воздействует. Я может с медицинской точки зрения сейчас несу чушь, но это как я запомнил. Надо делать денервацию. Прокалывают спину такой штукой типа спицы, нужно попасть в этот нерв, и подаётся электричество прямо внутрь, в нерв. И он отключается, не навсегда. На несколько месяцев. Скажу вам процедура мягко говоря не очень приятная, ваше голосовое сопровождение неминуемо) было реально больно. Зато в палату я шёл уже ровно, появилось чувство облегчения в спине. Потихоньку начал готовиться к выписке.
В больнице я пролежал 4 недели. И хоть я уже привык лежать и меня это не напрягало, конечно хотелось домой.
А теперь если вы дочитали до этого места, вот мой диагноз из выписки:

Тяжёлая сочетанная травма груди, позвоночника. Закрытая травма груди с множественными переломами рёбер с двух сторон, двусторонний ушиб лёгких. Закрытая травма позвоночника с частичным нарушением проводимости спинного мозга. Компрессионные переломы тел Th X, Th XI, Th XII. Нестабильный компрессионно — оскольчатый перелом тела L I позвонка со смещением отломков в сторону позвоночного канала (тип B3 по классификации AO) и формированием абсолютного стеноза на данном уровне. Ушиб эпиконуса и корешков конского хвоста. Острая кровопотеря лёгкой степени. Осложнения: двухсторонний гемоторакс.

Дальше долгая дорога домой, пробки и боль сделали её долгой. И наконец я дома, спустя всё, что я пережил я снова дома. Вечером пришла бывшая жена с сыном, наконец обнял своего зайченка, как я счастлив.
История травмы и больницы закончилась, но это не конец всей истории. Впереди реабилитации, окончание больничного и многое другое.
Спасибо всем, кто читает, и кто подписался.
Мне есть ещё, что вам рассказать, завтра начну писать следующую часть.
Продолжение следует.

источник

Понравилась статья? Поделить с друзьями: